Проблема Польши

«Мы требуем лишь одного – вернуть нам то, что у нас отняли… Если бы Польше не пришлось пережить 1939-1945 годы, она была бы страной с 66 миллионами жителей». Так говорил польский премьер-министр Ярослав Качинский накануне последней встречи глав стран Европейского Союза, когда старался добиться большего веса для своей страны при голосовании внутри ЕС, вспомнив о войне Гитлера с Польшей.

Однако слова Качинского противоречат тому, что произошло в Париже 14 июля этого года. В День взятия Бастилии небольшой польский контингент промаршировал по Елисейским полям рядом с силами 26 остальных национальных контингентов ЕС, среди которых были и немцы, что символизировало европейское единство.

Данный контраст является идеальным примером запутанности ситуации в сегодняшней Польше – стране, которая гордится одним из самых высоких уровней народной поддержки ЕС среди всех стран-членов, и, в то же время, является местом, где защита «национальных» интересов практикуется наиболее рьяно. Сегодняшняя Польша уже не является «игровой площадкой бога», если использовать выражение известного английского историка и журналиста Норманна Дэвиса. Она больше похожа на детскую игровую площадку: странная смесь комплексов неполноценности и превосходства. Проблема заключается в том, что неоправданная нехватка уверенности Польши в себе ведёт к чрезвычайно неприятной форме нетерпимости к другим.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/kpzfMxB/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.