0

Третий путь: эпитафия

Последних полстолетия ознаменовалось концом политизированных идеологий в большей части мира. Вначале пришел апокалипсический коллапс фашизма, когда Гитлер увлек за собой Германию в коллективное самоубийство. Вслед за гибелью фашизма началось постепенное разрушение коммунизма, последовавшее после смерти Сталина и хрущевского разоблачения его преступлений. Неудавшиеся революции в Венгрии 1956 года и в Чехословакии 1968 года предопределили окончательный крах Советской империи, наступивший в 1989 году.

Вместе с развалом этих псевдорелигий, в большинстве стран Европы на ведущие позиции выступила филантропическая идеология социальной демократии. Сердцевиной этой идеологии была вера в то, что государство должно обеспечивать как стабильное экономическое развитие, так и социальное обеспечение - чтобы смягчить негативные стороны свободного рынка. Никто не подписывался под этой теорией, но в течение нескольких десятилетий она была наиболее могущественной политической силой Запада.

Однако в начале 80-х социальная демократия сама себя исчерпала. Она была просто слишком успешной, чтобы способствовать переменам. Более того, она стала причиной новых форм оцепенелости, самые заметные из них - это бюрократизация и убийственный феномен 70-х - стагфляция: экономическая стагнация при высокой безработице и галопирующей инфляции.

Реакция на это недомогание пришла быстро и связана с именем - нет, скорее с двумя именами - Рональдом Рейганом и, прежде всего, Маргарет Тетчер. "Тетчеризм" по существу был не идеологией, а скорее откликом на застойные 70-е, попыткой ослабить бюрократические оковы государства и разоблачить тот факт, что не все, что идет от государственного благодеяния приносит добро. Даже само слово "нео-либерал" подчеркивает интеллектуальную преемственность этой противодействующей силы.