0

Возрожденный Талибан

НЬЮ-ДЕЛИ. Временное затишье в появлении заголовков о террористических атаках прошло. Означает ли недавняя атака террориста-смертника на авиабазе Баграм за пределами Кабула, ключевом военном объекте США в Афганистане, и провалившаяся попытка взрыва автомобиля на Таймс-сквер в Нью-Йорке возобновление «войны с терроризмом» (фраза, которую администрация Обамы умышленно стремится избегать)?

Несмотря на то, что Америка и Запад могли почувствовать, будто джихадистский терроризм утратил свою жестокость в Афганистане, Пакистане и Индии, ложное чувство безопасности никого не охватило. Фактически, вопрос состоит не в том, можно ли свернуть войну с терроризмом в регионе, а насколько Пакистан, который во многом стал ядром исламского терроризма, делает все возможное для борьбы с ним.

Существует простая формула по оценке подхода страны к борьбе с терроризмом: доверие + прозрачность + целостность подхода =  законность и эффективность. Давайте, применим эту формулу к Пакистану.

Анализируя провалившуюся попытку взрыва на Таймс-сквер, посол Зафар Хилали, уважаемый бывший пакистанский дипломат, писал, «что сегодня больше нигде нет такого большого количества вооруженных преступников, которые могут использовать территорию суверенного государства для ведения войны против других стран в течение такого длительного времени и с такой безнаказанностью. [Те], кто скитается,…не вызывая сомнений, стали ...партнерами…в войне против самой страны». «Талибан в Пакистане, ‑ заключает Хилали, ‑ стал «независимо действующей силой, вышедшей из-под... контроля».