0

Шпиль обновления

ПРАГА: Самой примечательной чертой Праги является готическая башня Собора Свв. Витуса, Венцесласа и Адальберта. Эта башня в настоящий момент окружена лесами- впервые за свою историю и, так сказать, на одиннадцатом часу, башня реставрируется. Временно леса скрывают красоту башни. Но это «скрывание» задумано для того, чтобы навсегда сберечь красоту.

Возможно, эти леса служат как аналогия всех посткоммунистических стран. Если что-то прекрасное не совсем видно в настоящий момент, это потому, что наши общества окружены лесами, так как они переживают реконструкцию, заново борясь – на этот раз в полной свободе- за новое открытие и восстановление нашей истинной идентичности.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Возможно, эта аналогия может применяться в более широком смысле, в надежде, что можно отыскать семена стремления к сохранению, защите и творческого развития ценностей, предложенных нам историей природы и человеческой расы, которые являются невидимой чертой сегодняшнего мира.

Беспрецендентным признаком нашей глобальной цивилизации является то, что она в основном атеистична, несмотря на то, что миллионы людей, открыто признают, что активно или пассивно исповедуют веру. В действительности, ценности, на основе которых держится наша глобальная цивилизация редко, если вообще когда-нибудь, имеют отношение к вечности, бесконечности и абсолюту. Повсюду наблюдается упадок интереса к тому, что будет после нас и что является нашим общим интересом.

Человечество истощает невосстановимые природные ресурсы и вмешивается в климат планеты. Человечество отчуждается само от себя постепенно ликвидируя заметные человеческие сообщества и человеческие пропорции. Человечество относится к материальной выручке как к высшей ценности, которой все должны уступать и перед которой даже демократия должна будет время от времени падать на колени. Создание благосотояния, на самом деле, перестало соотноситься с созданием реальных и значимых ценностей.

Это лишение духа означает, что наша цивилизация выкована с парадоксами. Она открыта для возможностей, которые до недавнего времени, были просто сказками. С другой стороны, она имеет весьма ограниченнную способность препятствовать преобразованиям, которые придают этим возможностям опасный характер или приводят к совершенному злоупотреблению. Наша цивилизация, например, сжимается по направлению к единообразию, но тот факт, что мы стягиваемся ближе друг к другу, порождает толчки с целью подчеркивания нашей самости, отличности, которые могут перерасти в бессердечный этнический или религиозный фанатизм.

Появляются новые причудливые виды криминальной активности, организованной преступности и терроризма. Процветает коррупция. Увеличивается разрыв между богатыми и бедными, и в то время, как в одних частях мира люди умирают от голода, в других местах отходы рассматривают как тип социального принуждения. Конечно, различныеправительственные и неправительственные организации пытаются решить эти проблемы. Но все же я боюсь, что предпринимаемые меры не приведут к какому-либо перевороту, пока не изменится нечто в корнях мысли и воприятия, из которых растет поведение современного человечека.

Например, мы часто слышим о необходимости реконструкции экономик бедных стран, об обязанности более процветающих государств помочь им в этом. Но еще более важным является то, что мы начнем думать о другой реконструкции, реконструкции системы ценностей, формирующей основу современной цивилизации. Для тех, кто лучше обеспечен в материальном смысле, это имеет еще большее значение.

В самом деле, направление сегодняшней глабальной цивилизации было определено более богатыми и развитыми государствами. По этой причине, именно они не могут быть освобождены от необходимости участия в критическом размышлении.

Мы знаем, что можно разработать изощренные регулирующие инструменты для защиты климата Земли, невосстановливаемых ресурсов и биологического разнообразия, найти способы обеспечения рационального использования ресурсов в местах их происхождения, знаем, что существуют культурные идентичности и направления для человеческого развития. Многие люди и учреждения осуществляют активную деятельнось в данном направлении.

Но существенная задача, которой мы пренебрегаем сегодня, состоит в усилении системы универсальных моральных стандартов, которая сделает пренебрежение невозможным, в действтельно глобальном смысле, так как правила обходятся снова и снова. Только универсальные моральные стандартымогут произвести естесственное уважение к правилам, которые мы устанавливаем. Действия, которые компроментируют будущее человечества, должны не только наказываться, но и считаться постыдными.

Это не случится до тех пор, пока мы сами, внутри нас, не наберемся смелости выковать набор ценностей, которые, несмотря на все разнообразие мира, будут совместно разделяться и уважаться. Это не случится, пока мы не будем относиться к этим ценностям как к тому, что находится выше горизонта наших непосредственных личных и групповых интересов.

Как можно этого достичь без новых значительных улучшений человечеческой духовности? И что может быть сделано для поощрения этих улучшений?

Какими бы ни были наши убеждения, мы все сполна одарены близорукостью. Никто из нас не может избежать нашей общей судьбы. Учитывая это, у нас есть только одна возможность: искать внутри себя и вокруг нас чувство ответственности за весь мир, обоюдное понимание и солидарность, смирение перед таинством Бытия,способность сдерживать себя во имя общего интереса и делать добрые дела, даже если они остаются невидимыми и непризнанными.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Позвольте мне вернуться к Собору Свв. Витуса, Венцесласа и Адальберта. Почему в прошлые века люди возводили такие дорогостоящие здания, не имеющие с точки зрения сегодняшних стандартов, особой практической ценности? Одно объяснение сотоит в том, что в истории были периоды, когда материальная прибыль не являлась высшей ценностью, когда человечество знало о существовании тайн, которые никогда нельзя будет понять, и перед которыми люди могут только застыть в смиренном изумлении и, возможно, спроекцировать это изумление в конструкцию, чей шпиль устремляется ввысь.

Вверх, чтобы было видно издали, указывая каждому, куда имеет смысл смотреть. Ввысь, сквозь границы веков. Ввысь, к тому, что находится выше нашего взгляда, что своим молчаливым существованием препятствует - каждому из нас- заявлять о праве относиться к миру как к безконечному источнику кратковременной прибыли, к тому, что призывает нас к солидарности со всеми существующими под таинственным небесным сводом. Прежде, чем решать некоторые из самых глубочайших проблем мира, мы тоже должны поднять глаза наверх и преклонить в смирении наши головы.