0

Негодяи экономического патриотизма

Самюель Джонсон назвал патриотизм «последним прибежищем негодяя». Если это так, то что мы должны думать о возрастающем сегодня экономическом национализме, который иногда эвфемистически называют «экономическим патриотизмом»?

В самом деле, экономический национализм очень силён в настоящее время. Яростное народное сопротивление планам дубайской компании завладеть портами в США шокировало американское правительство. Польша является свидетелем народной реакции против того, чтобы иностранцы могли владеть банками. Франция препятствует приобретению французских коммунальных предприятий итальянской электрической компанией «Энель» (Enel). Вместе с другими европейскими правительствами Франция также агитирует против взятия под контроль сталелитейной компании «Арселор» (Arcelor), основанной в Люксембурге, нидерландской компанией, контролируемой в значительной степени индийским стальным магнатом.

Защитники этих неудачных приобретений другими странами волнуются, что в воздухе сгущается зловещая атмосфера худших моментов ХХ века. Возмущенный министр Италии предупредил о новой мобилизации народного национализма в программе по сценарию «августа 1914 года». Лучшую аналогию можно провести с 30-ми годами ХХ века: в 1933 году, когда Гитлер пришел к власти, известный во всем мире экономист Джон Мейнард Кейнс призывал к «опоре на собственные силы страны».

Аналогия с 1914 годом и аналогия с 1933 годом указывают на наиболее поразительную особенность сегодняшних обсуждений: заботе о безопасности принадлежит ключевая роль в оправдании протекционизма. Никто не волновался о том, что американскими портами владеют иностранцы, пока владельцем была британская компания; новые страхи отражают уверенность в том, что дубайская компания может быть источником исламского фундаментализма и терроризма.