22

Роберт Шиллер

В Соединенных Штатах 7,4% от общего фонда оплаты труда в 2012 году пришлось на людей, работающих в финансовой и страховой отраслях. Вне зависимости от того, является ли этот процент слишком высоким, реальная проблема заключается в том, что эта доля еще больше среди наиболее образованных и состоявшихся людей, чья деятельность может быть экономически и социально бесполезной, а то и вредной.

Во время опроса, проведенного в элитных университетах США, Кэтрин Рампел обнаружила, что в 2006 году, незадолго до финансового кризиса, 25% выпускников Гарвардского университета, 24% выпускников Йельского университета и впечатляющие 46% выпускников Принстона начали свою карьеру в сфере финансовых услуг. С тех пор эти проценты несколько понизились, но это может быть лишь временным эффектом кризиса.

По данным исследования Томаса Филпона и Ариэля Рэшефа, большая часть увеличения финансовой деятельности произошла в наиболее спекулятивных областях, в ущерб традиционным финансам. Начиная с 1950 по 2006 год доля кредитного посредничества (кредитование, включающее в себя и традиционное банковское дело) снизилась по отношению к «другой финансовой деятельности» (в том числе ценные бумаги, товары, венчурный капитал, фонды прямых инвестиций, хедж-фонды, трасты и прочая инвестиционная деятельность, такая как инвестиционно-банковские услуги). Кроме того, заработная плата в сфере «другой финансовой деятельности» взлетела по отношению к заработной плате за услуги кредитного посредничества.

Нам, разумеется, нужно определенное количество людей в торговле и спекуляции. Однако как мы узнаем, не слишком ли их там много?