1

Онлайн-борьба с ИГИЛ

ВАШИНГТОН – Пока США и их союзники осуществляют воздушные бомбардировки в Ираке и Сирии, их цель, Исламское государство (ИГИЛ), возможно, готовится к контратаке на другом фронте. Начав сражение в киберпространстве, ИГИЛ получит множество выгод ассиметричной войны, если, конечно, США не подготовятся к противодействию подобным попыткам этой группировки.

Барьеры на пути развязывания кибервойн крайне низки, причём даже для негосударственных структур. Даже если у ИГИЛ сейчас нет мощностей для совершения кибератак, ему вряд ли будет сложно нанять сторонников с необходимыми знаниями. В прошлом другие организации террористов и боевиков, в том числе «Аль-Каида», именно так и поступали. Они могут обратиться к кибернаёмникам, к сочувствующим, а также к фрилансерам, чьи услуги доступны по сходной цене.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Эксперты предупреждают, что ИГИЛ может ударить как по незащищённой инфраструктуре, так и по частным домам. Сотни тысяч промышленных и коммерческих систем контроля, включая быстро растущий «интернет вещей», превратили значительную часть нашей повседневной жизни в потенциальную мишень для кибератаки. Ещё большую тревогу вызывает сделанное некоммерческой организацией «Инициатива по уменьшению ядерной угрозы», которая работает в сфере укрепления глобальной безопасности, предупреждение о том, что многие гражданские и военные ядерные объекты неадекватно подготовлены к защите против кибератак.

В прошлом году специалисты по компьютерной и сетевой безопасности обнаружили (и тут нечему удивляться или радоваться), что ИГИЛ активен в «тёмной паутине» (dark web). Так называют вебсайты, которые не видят поисковые системы – к ним можно получить доступ лишь с помощью специальных программ. Они часто служат гаванью для торговцев детской порнографией, наркотиками и другими нелегальными товарами, в том числе хакерскими услугами и вредоносным программным обеспечением. Это открытие стало первым сигналом, что ИГИЛ активно пытается развить кибермощности, которые можно использовать даже в случае потери занимаемой им территории.

До сих пор террористы отставали от криминального мира в деле освоения виртуальных валют, таких как пиринговая валюта биткойн. Но ситуация может измениться, если западные страны преуспеют в пресечении нынешних источников финансирования ИГИЛ, в том числе контрабанды нефти и вымогательств. Более того, сообщается, что ИГИЛ уже якобы просит перечислять пожертвования в биткойнах.

Данная группировка использует «тёмную паутину» ещё и для найма рекрутов, а также для распространения пропаганды, вдохновляющей джихадистов. Иногда бывает достаточно онлайн-призыва, чтобы симпатизирующая аудитория начала совершать акты насилия. Это особенно касается тех, кто уже радикализовался, как, например, Сайед Фарук и Ташфин Малик, муж и жена, открывшие в декабре пальбу на праздничном банкете в Сан-Бернардино, Калифорния.

Возможно, наиболее тревожащей с оперативной точки зрения является вероятность использования ИГИЛ «тёмного интернета» для координации планов крупных терактов в Европе или США со своими агентами. Террористы всегда пытаются быть на шаг впереди правоохранительных органов и разведслужб; можно предположить, что ИГИЛ нужны программы, которые позволяют шифровать IP-адреса пользователей, а также перенаправлять интернет-трафик через анонимные серверы.

Конечно, прорыв ИГИЛ в киберпространство откроет для западных сил правопорядка и разведслужб возможность заняться соответствующим надзором, если, конечно, они смогут создать необходимые для этого мощности. ИГИЛ оказался совсем не всемогущим на реальных полях сражений, поэтому его точно так же можно будет победить и в киберпространстве. Для эффективной борьбы на этом фронте, не знающем границ, США придётся тесно сотрудничать с международными партнёрами. Однако есть такие шаги, которые США могут предпринять самостоятельно.

Недавно министр обороны Эштон Картер призвал Кибернетическое командование США – военное подразделение, занятое операциями в киберпространстве, – «активизировать борьбу» с ИГИЛ. Но США поступили бы очень мудро, если бы задумались о расширении этой борьбы с помощью гражданских волонтёров.

Когда речь заходит о кибератаках, количество имеет значение. В других странах, например, Иране, Китае и Северной Корее, уже существуют крупные кибер-армии – десятки тысяч рекрутов, способных проводить мониторинг, отслеживать, противодействовать и смягчать киберугрозы, возникающие перед страной.

Fake news or real views Learn More

В США Гражданский корпус кибербезопасности Мичигана самоорганизовался для реагирования на кибератаки. Копирование этой программы (её называют чем-то средним между «добровольным пожарным отрядом и национальной гвардией») на национальном уровне позволило бы расширить американские мощности. Министерство внутренней безопасности уже задумалось о создании «кибер-резерва» компьютерных экспертов; схожие проекты обеспечения США большим числом киберсолдат на случай атаки предлагались в докладе фирмы Booz Allen Hamilton, работающей в сфере безопасности и технологий.

США и их кибер-солдатам для победы над ИГИЛ надо будет уметь быстро реагировать, действуя при этом в соответствии со всеобъемлющей стратегией. Онлайн-противодействие ИГИЛ потребует постоянного, адаптивного реагирования. И потребуются человеческие ресурсы, чтобы сделать это возможным.