0

Организация не столь уж Объединенных Наций

Бану Ки-муну повезло в том отношении, что он стал Генеральным секретарем ООН в тот момент, когда угрозы конфликта между двумя или несколькими великими державами мира – США, Китаем, Японией, Россией, Европой и Индией – в ближайшее время не предвидится. Не повезло же ему в том смысле, что вероятность прочих конфликтов – почти любых –высока и на повестке дня в международной политике стоит множество безотлагательных вопросов.

Бану нужно начать с хладнокровной, жесткой оценки своей новой должности. Генеральный секретарь ООН – это больше секретарь, чем генеральный. Он не может командовать. Занимать эту должность – вовсе не то же самое, что быть президентом или генеральным директором. В его руках – скорее влияние, чем власть.

Более того, власть в ООН разделена, не столько даже между Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей, сколько между 192 странами-членами и самой ООН. ООН состоит из суверенных государств, но она не суверенна сама и не может действовать так, как если бы была суверенной структурой.

В наибольшей мере ООН является отражением способности крупнейших держав (прежде всего США, Китая, России, Франции и Великобритании, пяти постоянных членов Совета Безопасности, имеющих право вето) к согласию – и подкреплению своих соглашений ресурсами. Когда они хотят и могут это сделать, участие ООН может изменить ситуацию, когда же нет – влияние ООН будет самым ограниченным, если вообще заметным, независимо от пожеланий Генерального секретаря.