2

Сценарий Никсона для Ирана?

ВАШИГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ. Перестановка шезлонгов не спасла бы «Титаник». Того же не сделали для прекращения жестокого конфликта и бесконечные споры о форме стола для переговоров во время переговоров с Вьетнамом. Тем не менее, многие американские президенты успешно перенаправляли переговоры с противниками на новый энергичный путь укрепления национальной безопасности без развязывания войны. Именно такая энергичность необходима в нынешних переговорах по ядерной программе Ирана.

В 1933 году Франклин Д. Рузвельт лично договорился с министром иностранных дел СССР Максимом Литвиновым об открытии дипломатических отношений между двумя странами. Дуайт Эйзенхауэр пригласил Никиту Хрущева в Соединенные Штаты в 1959 году, чтобы впервые в истории открыть глаза советскому лидеру на Соединенные Штаты. Двусторонние американо-китайские переговоры в Варшаве в 1960 году были бесплодны до тех пор, пока Ричард Никсон и советник по национальной безопасности Генри Киссинджер не открыли другое, более прямое обсуждение при содействии Пакистана.

Международным переговорам с Ираном по поводу его ядерной программы также необходима новая концепция и более широкая повестка дня. Встреча в Стамбуле в прошлом месяце закончилась на позитивной ноте. Обе стороны решили найти способ избежать картины взаимных обвинений и бесплодных обменов предложениями. Теперь открыта дверь к заключению первоначального соглашения со скромными целями.

Но не стоит рассчитывать на новую эру без прямых ирано-американских переговоров в той или иной форме. Переговоры с пятью членами Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и Германией (Р5+1) являются формальными и застойными, и вряд ли с их помощью можно будет добиться какого-либо прорыва. Из-за большого числа разнообразных участников с разнообразными повестками дня иранцы чувствуют себя растерянными. США необходимо изменить окружающую среду, чтобы помочь Ирану пойти на компромисс.