0

Новая проблема Германии

В то время, когда Германия готовится к выборам очередного канцлера, два основных кандидата, Герхард Шрёдер и Эдмунд Штойбер, сошлись во мнении по одному вопросу: уровень безработицы необходимо снизить. За последние два десятилетия высокий уровень безработицы превратил Европу в целом и Германию в частности в социологическую бомбу замедленного действия. Что безработные - особенно, те, кто не работает уже давно и имеет лишь смутные воспоминания об интеграции в мир работы - будут делать с собой и своим временем? Что будет происходить с доверием к правительствам, которые не в состоянии разрешить эту проблему?

Легко забыть тот факт, что чуть более 50 лет назад Европа была самым агрессивным континентом в мире. Европейцы на протяжении предыдущих сорока лет убивали друг друга в масштабах, не имеющих прецедента в истории человечества. По сравнению с этим, Западная Европа после 1950 года стала удивительно мирной и стабильной, даже если учесть падение Четвертой Французской Республики и переход от диктатуры к демократии в Португалии, Испании и Греции.

Самое удивительное превращение из всех произошло с Федеративной Республикой Германии. Каждый, кто знаком с историей Германии начиная с 1800 года, до сих пор поражается тому энтузиазму, с которым нация, понесшая полное поражение в 1945 году, применяла англо-французскую политическую и экономическую модель, которую многие из предыдущих поколений назвали бы «неподходящей». Без мира и стабильности, которые благодаря этому установились в Германии - самой большой нации к западу от России - трудно себе представить сегодняшний мир и стабильность в Европе в целом.

Германия отчасти обязана своим превращением комбинации трех факторов: запасу неразработанных технологических возможностей, послуживших топливом для быстрого роста доходов, почти полной занятости и наличию государства, которое делилось со всеми прибылями от этого роста посредством многочисленных государственных программ (а не служило только одному классу или группе в качестве средства для сосредоточения богатства и власти). Другие факторы - память о нацистской катастрофе, пример жизни к востоку от железного занавеса, потенциальная угроза со стороны Сталина и его преемников - тоже явно сыграли важную роль. Но тот факт, что эта система работала почти для всех, был последним контрфорсом, подпирающим этот кафедральный собор.