2

Новая французская мода в гражданских правах

НЬЮ-ЙОРК. Первыми, кто запретил минареты, были швейцарцы. Сейчас французский парламент хочет запретить мусульманкам носить паранджу – сплошное, покрывающее лицо платье, которое носят в ортодоксальных арабских странах, а сегодня адаптированное некоторыми ортодоксами не арабами – в общественных местах. Хиджаб, шаль, которую носят некоторые мусульманки, уже запретили во французских государственных школах, в которых «нарочитое» проявление какого-либо религиозного символизма запрещено. Тем не менее, паранджу во Франции носят намного реже – около 1900 из почти шести миллионов мусульманок, и почти никто из них не является родом из традиционных стран, в которых носят паранджу.

Причина, по которой французские парламентарии, от коммунистов до консерваторов, поддерживают этот запрет, заключается в общем консенсусе, что ношение паранджи «противоречит ценностям Республики». Как высказался президент Франции Николя Саркози, паранджу «не приветствуют во Франции».

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Иммигранткам, которые покрывают свои лица, было отказано по этой причине во французском гражданстве. Феминистки, в том числе некоторые представительницы мусульманской диаспоры, поддержали запрет, поскольку они считают этот обычай деградирующим. Член парламента от коммунистической партии Андре Джерин предупредил, что терроризм и экстремизм «скрывались за покрывалом».

Фактически только социалисты отказались проголосовать за парламентскую резолюцию. Им также не нравится паранджа, однако они не считают, что лучшим способом для борьбы с ней является законодательство.

Я считаю, что социалисты правы. Кроме того факта, что перед французским правительством стоят более серьезные проблемы, чем портняжные обычаи небольшого числа женщин, возникает еще вопрос индивидуальной свободы.

Действительно, некоторых женщин закрывать себя с головы до ног может вынуждать давление семьи или их окружение. Это также правда в отношении ортодоксальных евреек, которые должны брить свои головы и носить парики, когда они выходят замуж. Не сразу становится очевидным, почему некоторые еврейские или некоторые экстремальные формы христианской ортодоксальности могут больше совмещаться с ценностями Республики, не говоря уже о феминизме, чем мусульманский салафизм. Тем не менее, никого нельзя заставлять закрывать себя с ног до головы.

Однако нужно ли их заставлять не делать этого? Одна француженка, которая пристрастилась к парандже полностью по собственной воле, выразила протест: «Предполагается, что Франция – это свободная страна. Сегодня у женщин есть право снимать свою одежду, но нет права ее надевать». Другая протестующая заявила: «Если они заставят нас снимать ее, то они будут забирать часть нас. Я скорее умру, чем позволю им сделать это».

Некоторые мусульмане, в том числе духовные лица, придерживаются точки зрения, что закрывание женских лиц в действительности не является мусульманской традицией. Египетский имам, Шейх Мохаммед Тантави, хочет запретить ношение покрывающих лиц шалей в египетских школах. Однако это не является причиной, по которой француженкам не должно быть позволено входить в отделение почты, банк, школу или любое другое общественное место в парандже. Интерпретирование исламской традиции не является задачей французского правительства.

Кто-то может придерживаться точки зрения, что национальные правительства должны применять законы, а не ценности. Однако в то время как большинство демократий не столь предрасположено навязывать «национальные ценности» своим гражданам, как Французская Республика, закон также не может быть полностью отделен от разделяемых ценностей. Тот факт, что европейцы могут вступать в брак только с одним партнером, является как законодательной, так и культурной нормой. И взгляды на сексуальную, половую и расовую дискриминацию, которые меняются с течением времени, также отражаются в законах.

Конечно, всегда есть хрупкий баланс между общепринятыми взглядами и индивидуальными свободами. Некоторые все еще могут осуждать гомосексуальность, однако уже немногие европейцы по-прежнему хотят ее запретить законом.

В целом, индивидуальная практика, до тех пор пока она не приносит вреда другим, должна быть разрешена, даже если многим людям это не особенно нравится. Может быть нежелательно, чтобы люди, которые выполняют государственные функции – например, судьи, учителя или полицейские – закрывали свои лица. Однако можно установить дресс-код для определенного вида работы, не запрещая тип одежды для всех. Кроме того, у нас ведь нет судей и учителей, которые ходят в бикини на работу.

Есть еще одна практическая причина, почему запрещение паранджи является плохой идеей. Если мы серьезно намерены интегрировать иммигрантов в западное общество, то необходимо способствовать тому, чтобы они как можно больше передвигались в обществе. Запрещение паранджи заставит это крошечное меньшинство женщин оставаться дома и еще больше зависеть от своих мужчин в связи с внешним миром.

Так что стоит сделать с практиками, которые считаются нелиберальными, если мы их не запретим? Иногда лучше ничего не делать. Жизнь с ценностями, которые кто-то не разделяет – это та цена, которую нужно заплатить за жизнь в плюралистическом обществе.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Способствование тому, чтобы все граждане получали хорошее образование, может помочь уменьшить потенциальные основания для конфликта. Также этому может способствовать чувство юмора. Оно не обязательно должно быть враждебным, как в случае с карикатурами в датской газете. Одна из самых остроумных реклам на рынке сегодня – это бренд немецкого дамского белья. Ролик показывает красивую обнаженную женщину, которая позирует перед зеркалом, получая удовольствие от надевания сексуальных черных трусиков и черных чулок с подвязками, прежде чем одеться в черную паранджу. Все, что мы видим, когда она выглядывает из окна – это ее глаза, красиво подчеркнутые тушью. Ключевая фраза? «Сексуальность для всех: везде».

Эта реклама не только юмористична и хорошо сделана, но также, по моим наблюдениям на Ближнем Востоке, она является точным отображением реальности. Конечно, можно представить, как это и делает французский депутат от коммунистической партии, женщину в парандже, скрывающей экстремистскую или террористическую угрозу. Но это также может относиться и к мужчине в джинсах или женщине в деловом костюме. То, что мы иногда забываем – это то, что среднестатистическая личность в парандже является просто женщиной.