0

Новые космополиты

По мере глобализации, благодаря быстрым как никогда средствам связи, более быстрому транспорту и росту мощи транснациональных корпораций, кажется, возникает новый социальный класс, класс космополитов. Между этими гражданами мира возникает чувство верности друг другу, выходящее за рамки нации.

Как-то раз я ужинал в компании “Йельского всемирного товарищества” (Yale World Fellows), тщательно отобранной группы профессионалов изо всех основных стран мира, стажирующейся в Йеле в течение одного семестра. Это было необычно, поскольку я начал чувствовать, что ни один из этих людей для меня на самом деле не чужой. Казалось, будто с ними легче разговаривать, чем с местными жителями, американцами, которые обслуживали нас и подавали нам еду.

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

Конечно, класс космополитов – это отнюдь не что-то новое. Действительно, 50 лет назад, в своей классической книге «Social Theory and Social Structure» («Социальная теория и социальная структура») покойный социолог Роберт К. Мертон описывал результаты исследования влиятельных людей в типичном американском городке, в качестве которого он выбрал Ровер в штате Нью-Джерси. Как социолог, он изучал в этом городе отношения людей друг с другом и их влияние друг на друга, точно так же как биологи изучают мельчайших червей, в теле которых лишь несколько сотен клеток, с тем чтобы изучить, как каждая клетка соотносится с организмом в целом.

Мертон обнаружил ярко выраженную закономерность. Влиятельные люди Ровера как будто резко подразделялись на «влиятельных космополитов», ориентирующихся на мир в целом, и «влиятельных местных жителей», ориентирующихся на собственный город. По мере того как он и его помощники опрашивали людей, разделение между двумя группами становилось все более интригующим и, по его мнению, значительным.

Мертон не утверждал, что влиятельные космополиты имели влияние за пределами Ровера – по всей вероятности, никто из них таковым не обладал. Что обращало на себя внимание, так это их привычный взгляд на вещи, связанный с их индивидуальностью. Когда Мертон заводил разговор с людьми, любая тема напоминала космополитам о мире в целом, а влиятельным местным жителям – о делах родного города.

Влиятельные космополиты, по словам Мертона, были склонны увязывать свой успех со своей общей эрудицией, в то время как местные жители полагались на своих друзей и связи. Влиятельные космополиты часто не были заинтересованы в новых знакомствах внутри города, в то время как местные жители хотели знать всех. Влиятельные космополиты обычно занимали в местных органах власти должности, отражающие их широкие познания: совет по здравоохранению, жилищный комитет или совет по образованию. Влиятельные же местные жители обычно находились на должностях, полученных благодаря их местной популярности: ответственный за состояние улиц, мэр или член городского совета.

Космополит, обладающий влиянием в городке, напоминает врача-специалиста, в то время как влиятельный местный житель больше похож на семейного врача. Мертон заключил: «Создается впечатление, что за влиятельным космополитом люди идут, потому что он знает, а за влиятельным местным жителем – потому что он понимает».

Как обнаружил Мертон, влиятельные местные жители говорили о своем городе с любовью, как если бы он был уникальным и особым местом, и часто говорили, что никогда его не покинут. Космополиты высказывались так, как будто были готовы уехать в любой момент.

То, что было верно во времена Мертона, становится еще более верным в условиях нынешней глобализованной экономики. Что я нахожу особенно поразительным, так это чувство верности друг другу, возникающее между космополитами.

После ужина с «Йельским всемирным товариществом», один из его членов, из Намибии, на чистом и безупречном английском нахваливал мне красивые домики для отдыха, которые я могу найти (и даже купить) в его стране. Я почувствовал, что при определенных обстоятельствах я мог бы вступить с ним в отношения, противоречащие интересам местных жителей в Намибии. Я мог представить себе это, и, если бы так произошло, я и он оказались бы естественными союзниками.

Мне не давал покоя вопрос, почему это сегодня происходит в таком масштабе. Очевидно, что улучшение коммуникационных технологий играет свою роль. Но насколько это объясняет тот факт, что пропасть между космополитами и местными жителями стала сегодня настолько шире?

Нужно осознать, что люди выбирают, играть ли им роль космополита или местного жителя, и насколько сильно отдаваться этой роли. Люди делают сознательный выбор, – стать ли им космополитами или местными жителями, – в зависимости от их личных талантов и ожидаемых выгод от того или иного выбора.

В двадцать первом веке новая информационная эпоха предоставляет возможность не просто быть космополитом по духу и ориентации, а устанавливать прочные связи с другими космополитами. У космополитов есть общий опыт, они напрямую общаются друг с другом, находясь в разных уголках планеты. Для многих космополитов общим является также английский язык, этот новый лингва франка.

Термин «глобальная деревня» впервые был введен в обиход в конце 60-х годов прошлого века канадским экспертом в области коммуникаций Маршаллом Мак-Луаном как реакция на уже тогда мощную коммуникационную среду. Но Мак-Луан не мог предвидеть появления класса космополитов, поскольку он не мог предвидеть невероятного развития средств прямой межличностной коммуникации, позволяющих космополитам всего мира объединяться в содружества.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Космополиты, как правило, все больше богатеют, и их богатство помогает отличить их как космополитов. Таким образом, экономическое неравенство по-иному ощущается в сегодняшнем мире. Возможно, оно безропотно принимается, поскольку класс космополитов слишком аморфен и нечетко определен, чтобы стать мишенью какого-либо общественного движения. Никто не выступает от имени класса космополитов, ни одну организацию нельзя обвинить в том, что происходит.

Я опасаюсь за будущее. Как поведет себя класс космополитов по мере того, как его роль в мировой экономике будет усиливаться? Насколько бездушно они начнут относиться к людям, живущим с ними по соседству? И, самое главное, если среди местных жителей возникнет недовольство, каковы будут политические последствия?