0

Марш к варварству

Один из результатов Иракской войны это (очередное) разоблачение фальшивого разделения между "цивилизованными" и "варварскими" нациями. Соединенные Штаты кажутся также способными на варварство, как и любая другая страна, как показали издевательства в тюрьме Абу Граиб. Большую часть времени варварство в Ираке проходит незамеченным, например, когда американские танки проносятся по соседствующим с Ираком территориям и убивают десятки невинных под видом борьбы с "повстанцами". Но варварство проявляется во многих местах, как показала ужасающая казнь американского заложника.

Каждое общество при определенных условиях является уязвимым к тому, чтобы опуститься до варварства. Многие историки утверждали, что немецкое общество при Гитлере было так или иначе уникально злым. Это неправильно. Германия была дестабилизирована поражением в Первой Мировой Войне, установлением сурового мира в 1919 г., гиперинфляцией в 1920-х гг. и Великой Депрессией 1930-х гг., но в других отношениях не была уникально варварской. Напротив, в начале двадцатого столетия Германия была одной из самых богатых стран мира с завидно высоким уровнем образования и научного мастерства. Ханна Арендт была ближе к правде, когда она написала о "банальности зла", а не о его уникальности.

Кажется, существует две общие особенности впадания в варварство. Первая - это неустанная человеческая тенденция рассматривать мир как "нас" против "них", и потом опускать "их" до статуса недочеловеков. Такие классификации, вероятно, развились, потому что они укрепляли сплоченность "внутри" группы, способствуя сотрудничеству с помощью мобилизации ненависти, направленной против тех, кто вне группы.

Ненависть и насилие против "других", казалось бы, проявляется наиболее мощно как результат страха: они - реакции выживания. Впадание в варварство обычно происходит во время экономического кризиса или когда локализованное насилие уже вспыхнуло. Страх заставляет одну группу сплотиться для того, чтобы защитить себя, возможно, нападая на конкурирующую группу.