0

Шествие каудильо

Возможность переизбрания неограниченное количество раз, которого добиваются президенты Уго Чавес и Эво Моралес в Венесуэле и Боливии, соответственно, является свидетельством явления «каудилизма» , которое, к сожалению, всегда являлся неотъемлемой частью политики Латинской Америки. Президенту России Владимиру Путину, по крайней мере, хватило приличия соблюсти конституцию своей страны: недавно он пообещал не участвовать в президентских выборах, а выставить свою кандидатуру в парламент.

Но некоторые из последних латиноамериканских президентов, без сомнения, преуспели в изменении конституций своих стран с целью продления срока своих полномочий. Президент Аргентины Карлос Менем, последователь перонизма , самой стойкой формы каудилизма на континенте, является здесь хорошим примером. Но его каудилизм был мягким: при нём в целом сохранились демократические нормы .

У каудилизма есть два основных аспекта. Во-первых, поскольку он является, прежде всего, формой политического представительства, то может обладать местными особенностями. Во-вторых, несмотря на то, что каудилизм персонифицирует политику, он меньше зависит от характеристик каудильо, чем от социальных, политических и экономических условий той страны, где каудилизм существует. Другими словами, хотя харизма каудильо и важна, он, всё же, является продуктом своего общества.

Данные две идеи важны для понимания Чавеса и Моралеса. Как и прошлые каудильо , они концентрируют представительство своих сторонников в себе. В то время как представительство в демократических странах основано на уверенности людей в том, что они могут достичь лучшего будущего при избрании того или иного лидера, в таких странах, как Венесуэла и Боливия, представительство сегодня основано на простом отождествлении с лидером: «Он один из нас».