0

Многоликая арабская весна

МАДРИД. Атака возглавляемого Западом альянса на вооруженные силы Муаммара Каддафи обусловлена, в основном, принципиальными мотивами. Если бы Запад повернулся спиной к ливийским повстанцам, он бы предал все то, с чем его отождествляют.

Конечно, одни и те же принципы не применяются, чтобы спасти жестоко репрессируемые народные массы в Йемене или шиитских протестующих в Бахрейне. Сомнительно, что они будут распространяться на Саудовскую Аравию и Сирию, не говоря уже об Иране. Не является невероятным и то, что затяжная война в Ливии закончится предупреждением авторитарным правителям в регионе, что арабское пробуждение ‑ не что иное, как прелюдия к хаосу.

Эти присущие данной ситуации противоречия усложняются внутренними условиями в каждой из арабских стран, а также стратегическим давлением, и все это определяет оттенки неспокойной Арабской весны.

Легитимность наследственной монархии, принцип, установленный Меттернихом, архитектором постнаполеоновского порядка, восторжествовал, в конечном итоге, в период Европейской весны 1848 года. До сих пор этот принцип существует во всем арабском мире. Монархия ‑ в Марокко, Саудовской Аравии, Иордании и в большинстве династий стран Залива – все еще кажется по своей сути более приемлемой, чем мирская автократия. Уязвимость режимов в Египте, Тунисе, Ливии, Сирии и Йемене, которые полагаются на мошеннические выборы и репрессивный государственный аппарат, отражает отсутствие у них какого-либо обоснования их законности.