4

Известные неизвестные осени

НЬЮ-ЙОРК – В самый разгар войны в Ираке тогдашний министр обороны США Дональд Рамсфелд говорил о существовании «известных неизвестных» ‑ прогнозируемых рисках, реализация которых является неопределенной. Сегодняшняя глобальная экономика стоит перед лицом множества известных неизвестных, большинство из которых вытекает из политических неопределенностей.

В Соединенных Штатах этой осенью на ум приходят три источника политической неопределенности. Для начала, остается неясным, будет ли Федеральная резервная система плавно завершать свое неограниченное количественное смягчение (QE) в сентябре или позже, как быстро она сократит свои покупки долгосрочных активов, а также когда и как быстро она начнет повышать процентные ставки с текущего нулевого уровня. Также существует вопрос относительно того, кто придет на смену Бену Бернанке на пост председателя ФРС. Наконец, очередная межпартийная борьба по поводу долгового потолка США может увеличить риск приостановки работы правительства, если контролируемая республиканцами палата представителей и президент Барак Обама со своими демократическими союзниками не смогут договориться о бюджете.

Первые два источника неопределенности уже оказали влияние на рынки. Рост американских долгосрочных процентных ставок ‑ от низкого уровня в 1,6% в мае до недавних пиков свыше 2,9% ‑ был обусловлен опасениями относительного того, что ФРС слишком рано и быстро начнет завершать QE, и из-за неопределенности с преемником Бернанке.

До сих пор инвесторов не пугали риски, связанные с надвигающимися боями за бюджет. Они считают ‑ как и в прошлом ‑ что раскрытие финансовых карт закончится полуночным компромиссом, благодаря которому смогут избежать как дефолта, так и приостановки работы правительства. Однако инвесторы, похоже, недооценивают то, насколько дисфункциональной стала национальная политика США. Учитывая большинство у Республиканской партии в джихаде против государственных расходов, невозможно исключать вероятность бюджетных взрывов этой осенью.