0

Линчевание Ливии

НЬЮ-ЙОРК. Многие скажут, что полковник Муаммар Каддафи получил по заслугам. Живущий с мечом, от меча и умирает.

Ливийский тиран с легкостью позволял, чтобы его оппонентов, или тех, кто раздражал его, подвергали пыткам или убивали. Таким образом, кажется справедливым, что он умер насильственным способом. После того как его отыскали в грязной водосточной трубе, его показывали как кровавый трофей, перед тем как его избила и расстреляла толпа, устроившая суд Линча. Все это произошло в его родном городе Сирт. Это, конечно, примитивная справедливость, но какое еще правосудие мог ожидать массовый убийца?

И все же есть нечто глубоко беспокоящее в линчевании, независимо от жертвы. В то время как ликующие толпы в Сирте и Триполи радовались смерти деспота, другие высказывали сомнения в правильности его унизительной смерти. Французский интеллектуал Бернард-Анри Леви, который поддерживал ливийскую революцию с сильной дозой нарциссизма, написал, что линчевание Каддафи «загрязнило в сущности своей моральное» народное восстание.

Можно поспорить с таким описанием. Как и во всех насильственных революциях, мораль противников диктаторов никогда не была без изъянов. Повстанцы, которые превратили родину Каддафи в руины, в некоторых случаях были столь же беспощадно жестокими, как и люди, против которых они боролись.