0

Преображение Кушнера

Назначение президентом Франции Николя Саркози Бернара Кушнера на должность министра иностранных дел Франции было мастерским политическим ходом. Одержав победу над своей соперницей-социалисткой Сеголен Руаяль, Саркози решил усугубить кризис в рядах социалистов, назначив в свое правительство нескольких политиков левоцентристского толка. Саркози убедил двух женщин с иммигрантскими корнями - Раму Йаде и известную активистку-феминистку Фаделу Амара – занять министерские посты, тогда как Кушнер был самой популярной политической фигурой во Франции на протяжении последних нескольких лет.

Популярность Кушнера любопытна. Хотя он занимается политикой уже несколько десятилетий, Кушнер никогда не занимал государственную должность выше заместителя министра здравоохранения при бывшем премьер-министре социалисте Лионеле Жоспине. Однако, силой ли своего интеллекта и таланта, как говорит он и его сторонники, или же благодаря его гениальности в области самораскрутки, как утверждают его противники, Кушнеру удавалось оставаться в центре политической жизни Франции независимо от того, кто занимал пост президента или премьер-министра.

Но его время подходило к концу. Кушнеру, который также является соучредителем гуманитарной организации "Врачи без границ", из которой он впоследствии ушел и учредил еще одну гуманитарную организацию "Врачи мира", и который управлял Косово как протекторатом ООН после войны НАТО с Сербией в 1999 году, сегодня 67 лет. Приглашение Саркози было, наверное, его последним шансом сыграть крупную политическую и международную роль.

Но какую роль? Кушнер не изобрел так называемое "droit d’ingerence", которое можно перевести как право интервенции. Автором этой концепции является итальянский теоретик-правовед Марио Беттати. Но он широко известен как ее горячий сторонник. С 1970-х годов Кушнер утверждал, что государства обязаны не допускать жестокого обращения диктаторских режимов с собственным народом. Не отрицая суверенитет государства как основу международной системы, Кушнер настаивал на том, что это не может служить лицензией на убийство для правительств.