Калининградский вопрос

За последние 12 лет практически весь прибалтийский регион стал процветать. Развитие демократии и экономический рост привели к большей свободе и процветанию большинства граждан этого региона. Эстония, Польша, Латвия и Литва совершили взлет от социалистической стагнации до уровня вступления в Евросоюз. Санкт-Петербург стал открытым городом и начал быстро развиваться. Все посткоммунистические прибалтийские страны и регионы постепенно создали структуру экономики, необходимую для развития и модернизации своих обществ, а также для повышения уровня жизни своего населения.

Да, все, кроме одной. Предстоящее совещание на уровне министров, которое состоится на этой неделе в Санкт-Петербурге, должно хотя бы положить начало согласованным усилиям по решению Калининградского вопроса. Погрязший в коррупции, нищете и безнадежности, Калининград является жалким оплотом отсталости среди относительно преуспевающего региона. Он имеет самые высокие в Европе показатели распространения ВИЧ-инфекции и СПИДа, не говоря уже о том, что наркомания и алкоголизм приняли угрожающие масштабы.

История едва ли была добра к Калининграду, если не сказать больше. Советский Союз отнял этот анклав у Германии в конце второй мировой войны и получил законный суверенитет над ним в 1946 году, превратив город в незамерзающий порт для Красного военно-морского Балтийского флота и закрыв его от внешнего мира до 1989 года. Местное немецкое население, называвшее свой дом Кенигсбергом, было изгнано, а его глубоко укоренившаяся культура и институты были вытеснены волнами хлынувших туда мигрантов, которые сейчас, после краха Советской идеи, терпят нужду и лишения.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/SWjXQPP/ru;