Дилемма вмешательства

КЕМБРИДЖ. В какой момент государства должны осуществлять военное вмешательство, чтобы остановить зверства в других странах? Вопрос старый и весьма распространенный. В настоящий момент речь идет о Сирии.

В 1904 году президент США Теодор Рузвельт утверждал, что «существуют такие редкие преступления, совершенные в столь огромных масштабах и с такой особой жестокостью, что мы должны вмешиваться силой оружия». Столетием раньше, в 1821 году, когда европейцы и американцы решали, стоит ли им вмешиваться в борьбу за независимость Греции, президент Джон Куинси Адамс предупредил своих соотечественников о «поездке за границу на поиски монстров, которых нужно уничтожить».

Совсем недавно, после геноцида в Руанде в 1994 году, который унес 800 000 жизней, и убийства боснийских мужчин и мальчиков в Сребренице в 1995 году, многие люди пообещали, что подобные злодеяния никогда не будут больше допущены. Когда Слободан Милошевич в 1999 году проводил масштабные чистки в Косово, Совет безопасности ООН принял резолюцию о признании гуманитарной катастрофы, но не смог довести дебаты до конца и принять вторую резолюцию о вмешательстве из-за угрозы вето со стороны России. Вместо этого страны НАТО бомбили Сербию в целях, которые многие наблюдатели расценили как правильные, но достигнутые не правовым путем.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/g4Tbmh6/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.