5

Смерть от мужественности

ЛОНДОН. Средства массовой информации постоянно информируют нас о том, как повседневная деятельность может навредить нашему здоровью. Однако, пожалуй самый далеко идущий и все еще игнорируемый глобальный риск для здоровья связан с гендерными нормами.

Несмотря на неопровержимые доказательства того, что гендерные стереотипы и ожидания могут неблагоприятно воздействовать на здоровье, гендерные вопросы здоровья в значительной степени игнорируются или неверно интерпретируются, а международные организации здравоохранения зачастую ограничивают специфические гендерные усилия в отношении женщин или, в более узком определении, матерей. И все же, по данным Всемирной организации здравоохранения, во всем мире, за исключением трех стран, женщины могут рассчитывать на более долгую жизнь, нежели мужчины, сроком в семь лет в Японии, или чуть меньше года в более бедных странах Африки, расположенных к югу от Сахары.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Большая средняя продолжительность жизни женщин с давних пор связывается с различиями в «биологической предрасположенности», а теории варьируются от защиты, предоставляемой более низким уровнем железа у женщин и до отсутствия «лишних» генов, содержащихся в мужской Y-хромосоме. Однако некоторые наиболее очевидные факторы сокращения продолжительности жизни мужчин расположены в куда более прозаичной, однако политически чувствительной области: различия в «соответствующем» поведении для мужчин и женщин, которые диктуются обществом и укрепляются рынком.

Данные, опубликованные в журнале The Lancet в прошлом году показывают, что десять наиболее тяжелых глобальных заболеваний чаще встречаются у мужчин, нежели у женщин, зачастую с серьезным разрывом в показателях. Кроме того, дорожно-транспортный травматизм и связанные с алкоголем смертность и инвалидность отбирают у мужчин в три раза больше потенциальных лет здоровой жизни, чем у женщин.

Эти различия в значительной степени можно объяснить тем, что мужчины подвергаются большему риску, чем женщины. Хотя, возможно, существует биологическая составляющая мужской склонности к риску (особенно среди молодых мужчин), гендерные нормы укореняют рискованный или нездоровый образ жизни, ассоциируя его с мужественностью.

Изучение и понимание гендерных норм предлагает коммерческую выгоду. Учитывая, что социальные нормы в большинстве стран мира удерживают женщин от курения и употребления алкоголя, а также, в крайних случаях, от вождения автомобилей и мотоциклов, рекламодатели этих отраслей, как правило, нацелены на мужчин. Например, производители алкогольных напитков являются ведущими спонсорами профессиональных мужских видов спорта, однако крайне редко спонсируют женские спортивные мероприятия.

Кроме того, рекламодатели зачастую способствуют распространению философии «Живи быстро, умри молодым», подбивая мужчин игнорировать риски для здоровья, связанные с продаваемыми ими продуктами. В то время как трое оригинальных «парней Мальборо» умерло от рака легких, во многих странах с низким и средним уровнем дохода их мачо-дух переселился в рекламу табачных продуктов.

Различия в состоянии здоровья еще больше усугубляются склонностью женщин чаще пользоваться медицинскими услугами, чем мужчины. Некоторые из этих дополнительных обращений обусловлены потребностью женщин в области планирования семьи или предродового ухода для исключения или способствования воспроизводству. Однако даже в тех случаях, когда обращение за медицинской помощью можно считать равным, как в случае с борьбой с ВИЧ/СПИДом в Африке, гендерные ожидания препятствуют получению антиретровирусных препаратов мужчинами пропорционально их потребностям.

Хотя гендерные нормы явно подрывают здоровье мужчин по всему миру, основные международные организации продолжают игнорировать проблемы или обращают внимание только на те вопросы, которые являются специфическими при разработке стратегий по улучшению глобального здравоохранения. Например, Глобальная инициатива в области здравоохранения использует деньги американских налогоплательщиков, чтобы компенсировать «гендерные различия и диспропорции [которые] несоразмерно влияют на здоровье женщин и девочек».

Надо отметить, что женщины и девушки повсеместно являются менее влиятельными и привилегированными, а также имеют меньше возможностей, нежели мужчины. Однако это не оправдывает пренебрежение доказательствами. В конце концов, нельзя ожидать от подхода, ориентированного на половину населения, которая подвержена меньшему числу рисков и чаще пользуется медицинскими услугами, устранения гендерного неравенства.

Чтобы справиться с возникающим социально-экономическим бременем, связанным с плохим состоянием здоровья – что не в последнюю очередь вытекает из старения населения во многих странах – необходим новый подход, который придет на смену несбалансированной, непродуктивной модели, которая преобладает в настоящее время. Пришло время обменять гендерные нормы, которые подрывают здоровье мужчин на социальный, культурный и коммерческий акцент на здоровый образ жизни для всех.

Fake news or real views Learn More

Гендерные нормы не являются статичными. Общества, культуры и потенциальные рынки меняются. Например, характер потребления алкоголя в Европе начинает изменяться. В то время как мужчины продолжают пить больше – и чаще – чем женщины, частота отчетов о пьянстве среди мальчиков и девочек на данный момент одинакова. В момент, когда откроются азиатские и африканские рынки, там могут произойти аналогичные социальные изменения, после того как алкогольные и табачные рекламодатели начнут искать новых потребителей. Нам необходимо действовать сейчас, чтобы принести гендерную справедливость в область глобального здравоохранения.

Согласно словам римского философа Цицерона «ни в чем мужчина не приближается к богам более, чем в предоставлении здоровья мужчинам». Однако, похоже, что зарабатывающая миллиарды долларов глобальная индустрия здоровья поставила максиму Цицерона с ног на голову, сосредотачиваясь на «предоставлении здоровья женщинам». Однако сосредоточенность на здоровье одного из полов подрывает гендерное равенство и не попадает в прицел глобальных инициатив в области глобального здравоохранения, которая служит – или должна служить – улучшению здоровья каждого человека.