0

Война в Персидском Заливе, 20 лет спустя

НЬЮ-ЙОРК. Двадцать лет назад в этом месяце Саддам Хусейн, тогдашний единоличный правитель Ирака, вторгся в Кувейт. В результате произошёл первый после окончания холодной войны крупный международный кризис, тот, что менее чем за год привёл к освобождению Кувейта и восстановлению его правительства. Это было достигнуто ценой лишь скромных человеческих и экономических потерь для чрезвычайно многонациональной коалиции, собранной президентом Джорджем Бушем старшим.

С того времени Соединённые Штаты с разными целями применяли военную силу множество раз. Сегодня США работают над выходом из второго конфликта в Ираке, пытаются понять, как продвинуться в Афганистане, и рассматривают применение силы против Ирана. Так что естественно встаёт вопрос: чему нас может научить первая иракская война, та, что в значительной степени считается военным и дипломатическим успехом?

Один важный урок можно извлечь из логического обоснования войны. Одно дело – влиять на поведение государства за пределами своих границ, и совсем другое – изменить то, что имеет место внутри территории другой страны. Война в Персидском заливе 1990-1991 годов имела целью отбить вооружённую агрессию Ирака – то, что никак не совместимо с уважением к суверенитету, самому главному правилу, регулирующему отношения между государствами в сегодняшнем мире. Когда иракские вооружённые силы были изгнаны из Кувейта в 1991 году, США не пошли на Багдад, чтобы сменить иракское правительство – как и не остались в Кувейте навязывать там свою демократию.

Войны 2001 года против Афганистана и 2003 года против Ирака были заметно другими. Обе интервенции стремились устранить правительства и обе достигли своей цели. Я утверждаю, что усилия против Афганистана были оправданными (убрать правительство Талибана, которое помогло осуществить атаки 11 сентября), а устранение Саддама Хусейна – нет.