0

Архипелаг Гуччи

МОСКВА: Следуя экономическим советам Запада - честно разработанным для того, чтобы привести Россию к демократии и процветанию - "Ельцин и компания", верные национальному характеру, создали еще одну форму диктатуры, когда укрывшемуся в Кремле лидеру совершенно безразлично благосостояние его подданных. Разница между сегодняшней Россией и бывшим Советским Союзом заключается в том, что на смену Архипелагу Гулагу и исправительным лагерям пришло то, что можно разве назвать "Архипелагом Гуччи" или лагерем казино.

При коммунизме советские граждане содержались под замком. Российских граждан при сегодняшней фальшивой рыночной экономике не пускают внутрь: им закрыт доступ к нормальным условиям жизни, к прилично оплачиваемой работе, или, что еще более распространено, к вообще оплачиваемой работе. Самое важное, они лишены надежды преодолеть вечное российское проклятие. Бывший премьер-министр Виктор Черномырдин выразил эту дилемму в своей обычной апатичной манере: приватизируя государственную собственность, "мы хотели, как лучше, а вышло как всегда".

Для среднего российского гражданина "как всегда" в России означает нескончаемое, гулаговского типа, устройство жизни. Власть КГБ просто заменили на власть продажных частных олигархов и еще более морально обанкротившегося государственного аппарата. На сегодняшний день, хорошо охраняемые мраморные фасады российских (зачастую неплатежеспособных) банков и фирм взяли на себя роль, которую в домашней демонологии однажды, в те времена, когда КГБ делал свою ночную работу, играл пугающий "Большой Дом" на Лубянской площади в Москве.

До 1991 года все были подавлены весьма реальным опасением потерять свою свободу; сейчас люди подавлены боязнью иметь слишком много свободы. Противников новых испытаний безразлично прогнали как "останки прошлого" и вышвырнули на свалку истории, место, переполнившееся "человеческими отбросами" после многих лет коммунизма. Говорится, что неравенство неизбежно в процессе вестернизации России, и большинство людей принимает это. Однако, ни один западный советник никогда не утверждал, что приход свободного рынка не требует власти закона, перед которым все равны, и развития разумной налоговой структуры, которая предусматривает систему социальной поддержки.