1

Большое ограбление банка

НЬЮ-ЙОРК. Для американской экономики‑ и для многих других развитых экономик ‑ слоном в посудной лавке является сумма денег, выплаченная банкирам за последние пять лет. В Соединенных Штатах эта сумма составила ошеломляющие 2,2 триллиона долларов США для банков, зарегистрированных в Комиссии по ценным бумагам и биржам США. Если экстраполировать на ближайшее десятилетие, то цифра приблизится к 5 триллионам долларов, что значительно больше, чем администрация президента Барака Обамы и его республиканские противники по-видимому готовы отрезать от будущего дефицита государственного бюджета.

Эти 5 триллионов долларов не являются денежными средствами, инвестированными в строительстве дорог, школ и других долгосрочных проектов, а непосредственно переведены из американской экономики на личные счета управляющих и сотрудников банков. Такие переводы представляют собой такое хитроумное обложение налогом каждого из нас, что и представить себе сложно. Кажется довольно несправедливым, что банкиры, которые помогли создать сегодняшние финансовые и экономические проблемы, являются единственным классом, который не страдает от них, а, фактически, зачастую получает выгоду.

Основные мегабанки во многих отношениях озадачивают. Уже (сейчас) не секрет, что до сих пор они работали как хитроумные компенсационные схемы, маскируя вероятности событий (так называемых черных лебедей) с малыми рисками и большим воздействием и извлекая выгоду из бесплатной поддержки в виде безусловных государственных гарантий. Чрезмерный объем заемных средств, а не профессиональные навыки, явился источником их результирующей прибыли, которая затем непропорционально распределялась среди сотрудников, а бремя их иногда огромных потерь несли акционеры и налогоплательщики.

Другими словами, банки принимают на себя риски, получают плату в случае роста рынка, а затем переводят потери в случае падения рынка на акционеров, налогоплательщиков и даже пенсионеров. Чтобы спасти банковскую систему, Федеральная резервная система, например, устанавливала искусственно низкий уровень процентных ставок; и, как недавно выяснилось, она также предоставила банкам секретные кредиты в размере 1,2 триллиона долларов. Главный эффект до сих пор состоял в том, чтобы помочь банкирам генерировать прибыли (а не привлечь заемщиков), скрывая финансовые риски.