1

Призраки экономического прошлого

В знаменитой повести Чарльза Диккенса «Рождественская песнь" бездушный бизнесмен Эбенизер Скрудж страдает от посещения Духа рождественского прошлого. Сегодня экономисты страдают аналогичным образом от непрошеных призраков, когда задумываются о возвращении экономических болезней, которые уже давно считались похороненными и забытыми.

От Стефена Роуча из банка «Морган Стэнли» и Рола Кругмана из Принстона до управляющих Федеральной резервной системы, старших руководителей Европейского Центрального банка и едва ни каждого в Японии, экономисты по всему миру беспокоятся по поводу дефляции. Их мысли возвращаются в русло экономического мышления пятидесятилетней давности, когда экономисты считали, что все, что надо делать с дефляцией, это убегать от нее, как от чумы.

Еще в 1933 г. Ирвинг Фишер - предшественник Милтона Фридмана на вершине монетаристской экономической школы Америки - объявил, что, избежав дефляции, правительства могут предотвратить глубокую депрессию. Дефляция - устойчивое и продолжающееся снижение цен - дает предприятиям и потребителям мощный стимул для того, чтобы сократить свои расходы и копить наличные деньги. Она снижает способность предприятий и банков обслуживать свои долги, и может запустить цепь крупных банкротств, которые подорвут веру в финансовую систему, что явится дополнительным толчком для накопления наличных.

Такие сильные стимулы для накопления денег вместо их расходования могут удерживать спрос на низком и все более понижающемся уровне, а безработицу - на высоком и все более повышающемся уровне в течение гораздо более длительного времени, чем даже самые ориентированные на свободную конкуренцию политики или экономисты могут отважиться предположить. Отсюда кейнсианское решение: применять такую кредитно-денежную политику (более низкие процентные ставки) и бюджетную политику (увеличенные правительственные расходы и уменьшенные налоги), чтобы удержать экономику подальше от того обрыва, где дефляция становится возможной.