0

Ложное обещание «нацеленных» санкций

Несмотря на свою агрессивную риторику, Джордж Буш всячески старался бы избегать выбора между воздушными ударами по иранским ядерным объектам и принятием ядерного Ирана. В настоящий момент, представители администрации надеются, что «нацеленные» санкции, ориентированные непосредственно на иранских лидеров помогут найти компромисс. Недавнее решение Совбеза ООН еще больше усилить существующие санкции в отношении Ирана, запрещающее торговые связи с 15 частными лицами и 13 организациями, направлено как раз на достижение этой цели. Но, несмотря на то, что некоторые члены правительства США утверждают, что подобные санкции вынудили Северную Корею пойти на компромисс в ее ядерной программе, существует несколько причин, по которым та же самая стратегия вряд ли будет работать в случае с Ираном.

Прежде всего, нацеленные санкции, в действительности, не имели никакого эффекта в Северной Корее. Замораживание активов лидеров равных 25 миллионам долларов в Банко Дельта Азия (Banco Delta Asia) в Макао, конечно, разозлило Северную Корею. Но оно не заставило Ким Джонг Ила отказаться от испытания баллистической ракеты в июле прошлого года и подземных ядерных испытаний в октябре.

Вместо этого готовность Северной Кореи возобновить переговоры частично является ответом на решение американцев прекратить настаивать на «полном, подконтрольном и необратимом демонтаже» ядерной программы Северной Кореи в качестве предварительного условия для переговоров по нормализации отношений. Администрация Буша признала, что Северная Корея является ядерной державой и что другие страны ничего с этим поделать не могут. Таким образом, Соединенные Штаты изменили свою дипломатическую установку с бескомпромиссной позиции Японии на более гибкую и ориентированную на стабильность позицию Китая.

Это изменение понятно. Учитывая одновременные военные операции Буша в Ираке и Афганистане, наряду с продемонстрированным ядерным потенциалом Северной Кореи, администрация Буша не может эффективно угрожать Киму силой. Санкции напугали северокорейское лидерство, но их было не достаточно, чтобы заставить Корею полностью отказаться от ядерной программы, которая является основной гарантий безопасности страны.