0

Падение языкового барьера

Десять лет назад тело политического лидера подавленной венгерской революции 1956 года Имре Наги было извлечено из тайной могилы и торжественно перезахоронено. Это событие было отмечено собранием большого количества людей на площади Героев в Будапеште, которые слушали тогда еще неизвестного лидера студентов Виктора Орбана, призывавшего к выводу Красной Армии из Венгрии и к установлению демократии. Сейчас Виктор Орбан является Премьер Министром Венгрии.

БУДАПЕШТ: Из лингвистики мы знаем, что некоторые глаголы обладают так называемым совершенным видом (performative function). Произнося какой-нибудь глагол, мы в действительности совершаем действие: мы даем крещение кораблю, мы объявляем пару мужем и женой. В других бывших коммунистических странах, демократические перемены иногда сопровождались насилием. В Венгрии перемены произошли почти исключительно силой слов. Слова доказали способность быть революционными. Язык привел к фундаментальному прорыву в жизни народов.

Речи, произнесенные 10 лет назад при перехоронении бывшего Премьер Министра Имре Наги, казненного в 1958 году коммунистами-пособниками советской окупационной армии, внесли свой вклад в этот процесс. Слова, требовавшие вывода российских войск из территории Венгрии, стали кульминаций падения коммунистического режима. Слова могут быть действительно эффективными, особенно если двести тысяч человек собираются на площади, чтобы их услышать!

При коммунизме, язык использовался и в политике, и общественной жизни, даже литература была подобием секретного кода. Хотя каждый более или менее понимал термины, использовавшиеся политиками и журналистами, существовала огромная пропасть между их языком и языком людей в их приглушенных личных разговорах. В 1989 году первая манифестация демократии стала прорывом свободы слова, зажатой десятилетиями принужденного молчания. Свобода слова и освобождение лингвистики были ступеньками к демократии. Люди смотрели телевизор не отрываясь, смакуя речи новых политиков, которые открыто говорили на до тех пор подавленном языке. Речь, которую я произнес 16 июня 1989 года при перезахоронении Имре Наги, выразила молчаливое стремление каждого к свободным выборам и независимой и демократической Венгрии.