0

Лицо зла

НЬЮ-ЙОРК – Находясь с Слободаном Милошевичем 13 лет назад на веранде правительственного охотничьего домика недалеко от Белграда, я увидел вдалеке двух мужчин. Они вышли из своих близнецов-Мерседесов и в наступающих сумерках направились в нашу сторону. Я почувствовал, как по моему телу пробежала дрожь; их было невозможно не узнать. Ратко Младич в военной форме, коренастый, с походкой, как если бы он пробирался через грязное поле; и Радован Караджич, более высокий, одетый в костюм, со своей непослушной, но тщательно причесанной копной белых волос.

Поимка Краджича и его прибытие в Гаагский трибунал по военным преступлениям вернули меня во времена длительной конфронтации, драмы и переговоров – в тот единственный момент, когда я с ним встречался. Было 5 часов вечера 13 сентября 1995 года, разгар войны в Боснии. Спустя годы после слабой реакции Запада и ООН на агрессию Сербии и этнической чистки мусульман и хорват в Боснии, бомбардировки НАТО под началом США заставили сербов занять оборонительную позицию. Наша маленькая команда дипломатов пыталась остановить войну, которая унесла жизни около 300000 человек.

Милошевич, Младич и Караджич были первоначальными причинами той войны. Против Младича и Караджича уже были выдвинуты обвинения в совершении военных преступлений в Международном уголовном трибунале по бывшей Югославии. (Против Милошевича обвинения не выдвигались до 1999 года.)

Изменив стратегию, команда переговорщиков решила оставить в стороне Караджича и Младича и заставить Милошевича, ведущего сербского лидера в регионе, взять на себя ответственность за войну и за проведение переговоров, которые, как мы надеялись, положат ей конец. Сейчас Милошевич хотел вернуть этих двух человек для участия в переговорах, возможно, для того, чтобы снять с себя часть давления.