Лицо зла

НЬЮ-ЙОРК – Находясь с Слободаном Милошевичем 13 лет назад на веранде правительственного охотничьего домика недалеко от Белграда, я увидел вдалеке двух мужчин. Они вышли из своих близнецов-Мерседесов и в наступающих сумерках направились в нашу сторону. Я почувствовал, как по моему телу пробежала дрожь; их было невозможно не узнать. Ратко Младич в военной форме, коренастый, с походкой, как если бы он пробирался через грязное поле; и Радован Караджич, более высокий, одетый в костюм, со своей непослушной, но тщательно причесанной копной белых волос.

Поимка Краджича и его прибытие в Гаагский трибунал по военным преступлениям вернули меня во времена длительной конфронтации, драмы и переговоров – в тот единственный момент, когда я с ним встречался. Было 5 часов вечера 13 сентября 1995 года, разгар войны в Боснии. Спустя годы после слабой реакции Запада и ООН на агрессию Сербии и этнической чистки мусульман и хорват в Боснии, бомбардировки НАТО под началом США заставили сербов занять оборонительную позицию. Наша маленькая команда дипломатов пыталась остановить войну, которая унесла жизни около 300000 человек.

Милошевич, Младич и Караджич были первоначальными причинами той войны. Против Младича и Караджича уже были выдвинуты обвинения в совершении военных преступлений в Международном уголовном трибунале по бывшей Югославии. (Против Милошевича обвинения не выдвигались до 1999 года.)

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/ezAvrw8/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.