Вечная стена

ПАРИЖ. Стены, предназначенные для того, чтобы не впускать или не выпускать людей (будь то в Берлине, Никосии, Израиле или Корее), всегда являются следствием страха: страха лидеров Восточной Германии перед массовым бегством своих граждан в поисках свободы и достоинства; страха греческих и турецких лидеров Кипра перед постоянной войной; страха израильтян перед терроризмом; или страха руководства Северной Кореи перед «предательством» со стороны своих замученных людей. Заморозить шаткое существующее положение, укрепить свои позиции или отделиться от другой стороны, которая воспринимается как искушение или угроза (или и то, и другое) – таковы всегда были цели политиков, возводящих стены.

Почему столь велико различие между судьбой Берлина – теперь столичного города, в котором сегодняшний успех медленно заживляет многие шрамы прошлого – и судьбой Никосии, в которой время застыло, или судьбой Израиля, чья «стена безопасности» удлиняется как свежий шрам, не говоря уже о маловероятной консолидации режима Северной Кореи за стеной паранойи и тирании?

Чтобы понять данные различные ситуации, необходимо учесть желание людей уничтожить стену в случае Восточной Германии, удлинить её в случае Израиля и заморозить её в случае Кипра и правительства Северной Кореи. Важным фактором, конечно, являются и качества (или их отсутствие) соответствующих лидеров.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To access our archive, please log in or register now and read two articles from our archive every month for free. For unlimited access to our archive, as well as to the unrivaled analysis of PS On Point, subscribe now.

required

By proceeding, you agree to our Terms of Service and Privacy Policy, which describes the personal data we collect and how we use it.

Log in

http://prosyn.org/p43liC4/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.