0

Война с терроризмом: ошибочная доктрина

Неудачная попытка Израиля усмирить «Хезболлу» демонстрирует многочисленные слабые места концепции «войны с терроризмом». Одно из таких слабых мест – то, что, даже если мишенью военных действий являются террористы, жертвами часто становятся ни в чем не повинные гражданские жители, и их страдания льют воду на мельницу террористов.

Израиль имел совершенно законное право в ответ на нападения «Хезболлы» стремиться к уничтожению этой организации и пытаться защититься от ракетной угрозы на своей границе. Однако Израиль должен был больше позаботиться о том, чтобы свести к минимуму связанные с этим потери. Жертвы среди гражданского населения Ливана и нанесенный ему материальный ущерб настроили мусульман и мировое общественное мнение против Израиля и превратили «Хезболлу» из агрессоров в героев сопротивления. Ослабление Ливана также затруднило обуздание «Хезболлы».

Еще одно слабое место понятия «война с терроризмом» заключается в том, что ставка делается на военные действия, а политические подходы исключаются. Израиль вывел войска из Ливана, а затем и из сектора Газа, в одностороннем порядке, вместо того, чтобы договориться о политическом урегулировании с ливанским правительством и палестинскими властями. Усиление «Хезболлы» и «Хамаса» стало прямым следствием такого подхода. Концепция «войны с терроризмом» препятствует признанию этого факта, потому что она отделяет «нас» от «них» и отрицает, что наши действия могут влиять на их поведение.

Третье слабое место – то, что концепция «войны с терроризмом» не проводит различия между разными политическими движениями, использующими террористическую тактику. С этой точки зрения, нет никакой разницы между «Хамасом», «Хезболлой», «Аль-Каедой», а также суннитскими повстанцами и махдистским ополчением в Ираке. Тем не менее, все эти проявления терроризма отличны одно от другого и требуют различной реакции на них. Ни «Хамас», ни «Хезболлу» нельзя рассматривать просто как мишени в войне с терроризмом, потому что они имеют глубокие корни в обществе; и при всем при этом между ними существуют глубокие различия.