0

Конец финансового триумфализма?

КЕМБРИДЖ – Станет ли сегодняшний постоянно растущий глобальный финансовый кризис концом эры финансового триумфализма? Попросите обычного человека перечислить десять наиболее значимых инноваций, оказавших влияние на мир, и Вы вряд ли услышите от кого-то упоминание формулы Блэка-Шульца. Но для финансового сообщества, новаторские формулы, которые проложили путь современным стратегиям хеджирования в период быстрого глобального роста, имеют не меньшее значение, чем сотовые телефоны, компьютеры и Интернет.

У финансовых защитников до последнего года были довольно веские аргументы. Помогая распространять риски, наукоемкие финансы могли помочь экономическим системам расти быстрее. Макроэкономисты праздновали «великое смягчение» в регулировании глобального экономического цикла, где спады казались более умеренными и не такими частыми. И, конечно же, финансовое сообщество стабильно делало деньги, создавая большое количество миллионеров и даже миллиардеров во всем мире. 

Правительствам такое положение вещей нравилось не меньше. В англоязычных странах президенты и премьер-министры, не говоря уже о некоторых наиболее крупных банкирах, хвалились своими превосходными финансовыми системами, которые были предметом зависти для остального мира. Когда французские и немецкие лидеры стали жаловаться на то, что растянутая и нерегулируемая щупальца новых финансов стала представлять огромный риск мировой экономике, то над ними просто посмеялись, как над неудачниками. Маленькие страны, вроде Исландии, решили принять решительные действия, через приватизацию своих банков и построение собственных финансовых центров. Если вы не можете стать Силиконовой Долиной, то почему бы не создать свою мини Уолл Стрит?

Сегодня банки Исландии, после того как они несколько раз заняли свой национальный ВВП, находятся в отчаянном положении, а их долги гораздо больше того, что могут взять на себя налогоплательщики маленькой страны. Даже консервативные швейцарцы поддались искушению финансов связанных с высокими технологиями и богатствам, которые они обещали. Сегодня два крупнейших швейцарских банка погрязли в долгах, которые в семь раз превышают доходы страны.