0

Суровое испытание для Египта

МАДРИД. Пока египтяне с напряжением ожидали результатов президентских выборов в своей стране в выступлениях молодежи и светских либералов, которые в январе 2011 года свергли Хосни Мубарака, прокатилась волна пессимизма. Ощущение «все возможно», возникшее во время восстания на площади Тахрир, постепенно рассеялось, и теперь два кандидата, против которых ожесточенно выступали протестующие, Мохамед Морси, представитель движения «Братья-мусульмане» и Ахмед Шафик, который занимал различные посты при старом режиме (а также в находящемся у власти в настоящее время военном правительстве), приготовились к встрече лицом к лицу во втором туре выборов.

Таким образом, триада основных сил, управлявших Египтом с начала Арабской весны ‑ военные, мусульмане и народные массы на площади Тахрир, ‑ каждая из которых имела свое собственное представление об устройстве власти в стране и интересы, была разрушена. Народные массы, заполнявшие площадь Тахрир 16 месяцев назад, заставили замолчать, и ожидаемая передача власти от военных гражданскому, демократическому правительству была поставлена под сомнение.

Возложив на себя власть после падения режима Мубарака, Высший Совет вооруженных сил (SCAF), возглавляемый фельдмаршалом Мохамедом Хуссейном Тантави, на протяжении двух десятилетий занимавшим пост министра обороны при Мубараке, последовательно разрушал все осторожные усилия по переходу страны к демократическому правлению. За неделю до президентских выборов Конституционный суд, являвшийся союзником SCAF, распустил недавно избранный парламент, ссылаясь на нарушения законодательства во время процесса голосования. И, прогнозируя победу Морси, SCAF взял на себя всю законодательную власть, жестко ограничив полномочия президента, отняв у него право назначать членов комитета, главной целью которого будет подготовка проекта новой Конституции, взял на себя контроль над бюджетом страны и потребовал единоличной власти в отношении внутренней и международной безопасности.

В результате, борьба за власть в Египте будет продолжаться, но с народными массами на площади Тахрир будет сражаться не военное правительство, а политический ислам. После десятилетий существования в нелегальных условиях (при этом будучи толерантными) в египетском обществе, исламистские силы смогли воспользоваться преимуществами протестов на площади Тахрир, несмотря на то что они не принимали в них активного участия. Политическая раздробленность светских либералов и недостаток организации дорого стоили им во время парламентских выборов шесть месяцев назад, а во втором туре президентских выборов ‑ большинство египтян выбрали Морси, предпочтя его восстановлению старого режима.