0

Экономика стратегического сдерживания

НЬЮ-ДЕЛИ. На последней встрече в верхах в Каннах «Большая двадцатка» отложила в долгий ящик, если не похоронила, умирающий дохийский раунд многосторонних торговых переговоров Всемирной торговой организации. ЕС и США, измотанные кризисом, столкнулись с приливной волной протекционизма у себя и пытаются найти способы затупить острые края непрозрачной торговой конкуренции Китая.

Переместив свое внимание с атлантического региона на тихоокеанский, президент США Барак Обама (не спуская глаз, опять же, с Китая) раскрыл теперь новую региональную торговую инициативу. Почему США не пожелали продолжать дохийский раунд переговоров, но захотели заключить региональное соглашение о свободной торговле?

Ответ заключается в том, что Договор о партнерстве в тихоокеанском регионе (ПТР), инициированный Обамой и правительствами восьми других стран тихоокеанского региона – Австралии, Брунея, Чили, Малайзии, Новой Зеландии, Перу, Сингапура и Вьетнама – касается не только торговли.

В то время как Обама предпочел говорить о чисто экономических причинах подписания ПТР, министр иностранных дел США Хиллари Клинтон накануне собрания на Гавайях только что созданной Организации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества изложила более широкий стратегический контекст данной инициативы. «США будут и далее утверждать, что… [данный регион] должен не только стремиться к более высокому экономическому росту, но и к более качественному экономическому росту», что «не является лишь экономическим вопросом», ‑ сказала Клинтон. «Открытость, свобода, прозрачность и справедливость имеют значение далеко за пределами сферы бизнеса, ‑ продолжает она. ‑ Подобно тому, как США поддерживает данные принципы в экономическом контексте, мы также поддерживаем их в политическом и социальном контекстах».