0

Разъединяющееся Королевство?

Через триста лет после того, как в 1707 году первый шотландский парламент добровольно проголосовал за своё упразднение, Шотландская национальная партия завоевала большинство в автономном шотландском парламенте, являющемся одним из величайших наследий Тони Блера. Является ли парламент, возглавляемый ШНП, предвестником разъединения Соединённого Королевства? Можно поставить вопрос и более широко: сможет ли национализм, этот продукт политики XIX века, сыграть ещё какую-то роль в Европе?

Ответ на первый вопрос почти наверняка будет отрицательным. По результатам опроса, националисты набрали лишь 31,9% голосов, в то время как партии, поддерживающие союз, получили 59,6%. Это доказывает, что пропорциональное представительство может привести к странным результатам.

Тогда, в 1957 году, мотивацией «заложить фундамент как можно более тесного союза народов Европы» заключалась в том, чтобы уничтожить возможные причины войны между европейскими нациями и в итоге добиться тем самым внутренней стабильности во всех европейских государствах. В течение 50 лет Европейский Союз не подвергался серьёзным испытаниям с этой стороны, т.к. националистические импульсы были неспособны развиться в условиях существования двух альянсов, участвовавших в «холодной войне». После того, как эти сдерживающие факторы исчезли, у национализма обоих типов – бисмаркского объединяющего и этнического разъединяющего – открылось второе дыхание.

Когда сегодня люди говорят о национализме, на ум приходят зловещие картины прошлого века. Но национализм, конечно, не обязательно является насильственным: он даёт вспышку конфликту, только в местах с «легко воспламеняемым» наследием. Развал Советского Союза и его социалистической империи показывает, что для того, чтобы справиться с таким наследием, надо не заставлять людей жить в одной стране, если они этого не хотят. Необходимо признавать, что кое-где развод неизбежен, и постараться сделать так, чтобы он был как можно более мирным. Мир не смог бы предотвратить неизбежную гражданскую войну в Югославии, но можно было сделать её менее жестокой, оказав помощь в организации более раннего обсуждении условий отделения.