0

Ослабление и падение политической Европы

ПАРИЖ. Ряд решений, которые были приняты в Европе за последние несколько лет, встревожили меня. Первое решение – навязывание принципа единогласия внутри Европейского Союза при принятии какого-либо решения, касающегося внешней политики или использования вооруженных сил с какой-либо другой целью, кроме гуманитарной. Поскольку должны согласиться все, то согласия пока ни в чем не достигнуто. Как результат, Европа не может выработать общую внешнюю политику.

Вторым пугающим решением является решение ограничить бюджет Союза до всего лишь 1% ВВП Европейского Союза, таким образом создавая в последнее десятилетие препятствия для какой-либо новой общей политической инициативы. Третье решение касается британского вето на кандидатуры Жана Люка-Дехане и Жана-Клода Юнкера на пост президента Европейской Комиссии. Когда появилось последнее британское “нет”, я печально провозгласил смерть политической Европы ‑ приговор, из-за которого я стал объектом резкой критики, даже со стороны друзей.

Эти решения стали со временем тревожить еще больше, поскольку необходимость в “большей Европе” постепенно становилась более очевидной. Только объединенная и сильная Европа может вступить в глобальную борьбу против изменения климата, поддержать принятие новых финансовых стандартов, чтобы избежать неумеренности, которая привела к кризису 2008-2009 годов, и справиться с развивающимся Китаем, доля которого в мировой торговле скоро будет составлять 20%.

Великий банковский, финансовый и экономический кризис, которому все еще противостоят все страны мира, еще больше усугубил ситуацию. Ирландия, самый большой бенефициарий от членства в ЕС, продемонстрировала мощный антиевропейский рефлекс, несмотря на то что, она рано и сильно пострадала от кризиса.