0

Смерть смерти

И снова мы являемся свидетелями убийств в большом масштабе, на этот раз на земле, на которой по преданиям когда-то находился Рай - в долине между реками Тигр и Евфрат. Сегодняшние убийства не хуже, чем бесчисленные массовые убийства, имевшие место на протяжении всей нашей истории, возможно, они даже более сдержанные. Некоторые говорят, что вовсе необязательно предупреждать будущие убийства. В любом случае, это ужасная, исключительная привилегия человеческих существ - убивать себе подобных, а также совершать самоубийство.

Это так, можем мы справедливо предположить, потому что человеческие существа - единственные, кто осознают смерть, как других, так и свою собственную. Мы все знаем, что однажды умрем. «Ты - одно живое существо из многих/Ты единственный тянешься к Красоте/И знаешь, что должен умереть», - писал поэт Райнер Кунце. Знание об этом пронизывает каждый момент нашей жизни. Media in vita in morte sumus - посреди жизни мы окружены смертью - слова из песни средних веков. Хайдеггер сделал знание о смерти ключом к пониманию, что значит «жить».

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

Смерть обособляет каждого человека, поскольку нет такого понятия как коллективное умирание. Каждый умирает сам по себе. Те, кто это понимают, подвержены искушению отрицать всякий смысл человеческого поведения; все, в итоге, кажется бесполезным, поскольку умирая мы покидаем общество, а общество покидает нас. С другой стороны, именно знание о том, что мы смертны, делает наше существование таким драгоценным для нас. Если бы мы не умирали, все бы потеряло смысл. Все, что мы делаем сегодня, мы могли бы отложить на завтра.

На своей золотой свадьбе можно пожелать, чтобы теперь все на самом деле началось по-настоящему. Но бесконечно? Это бы моментально все разрушило. Знание о том, что всему приходит конец, открывает меру смысла, что также позволяет некоторым вещам быть бессмысленными.

«Ты тянешься к красоте...», - это еще одна черта, которую Кунце в своем стихе приписывает человечеству. Чувство красоты тесно связано со знанием о смерти. Смысл красоты состоит не в ее ценности для нашего биологического выживания и не в ее пользе для других людей, которые тоже должны умереть. То, что мы называем красивым, имеет смысл само по себе. Это могут быть жесты и действия людей, даже если они бесполезны или растрачены не на тех людей. Красота устойчива к гулу абсурда. Для тех, кто верует в Бога, как и некогда для последователей Платона, красота - это предвкушение того, что победит смерть.

Каким образом общество обращается с умиранием и смертью? С наступлением смерти человек перестает быть членом общества. Государство может угрожать смертью, но как нас научили тоталитарные режимы - нет никого сильнее - и возможно опаснее - чем те, кто преодолел страх смерти. Угроза смерти - мощное оружие. Но необходимость исполнить эту угрозу всегда означает поражение.

Превращенная в ритуал культура смерти и похорон, существовавшая в старой европейской традиции, являлась опытом, посредством которого общество осознавало свои границы. Облекая смерть в ритуалы, общество делало самоанализ своих поступков частью самого себя. Этот подход имеет необходимый религиозный аспект - причем он придает обществу легитимность. Подтверждая для себя, что оно конечно и ограничено, общество при этом также может думать о себе, что оно получило санкцию на существование от Бога.

Вера в бессмертие делает противостояние между жизнью и смертью относительным. Смертные рассматривают смерть как ворота в истинную жизнь, что во многом похоже на то, как гусеница могла бы рассматривать бабочку. Как говорится в изречении, выгравированном на мече палача в Манстере: «Когда я поднимаю этот меч, я желаю бедному грешнику вечной жизни».

Наш современный атеистический век понимает различие между жизнью и смертью как нечто абсолютное. Мы ищем некоторые смягчающие меры, но они неэффективны. «Моя жизнь продолжается в жизни моих детей», - говорим мы, но для индивидуума это ничего не значащие слова. Мы упорно сражаемся за продление жизни лишь для того, чтобы выяснить, что мы не можем победить в этом сражении - и до сих пор не смогли разработать подходящие ритуалы, которыми бы сопровождался конец нашего существования.

Поскольку наши общества не имеют чувства границ, то они стремятся исключить смерть из нашего сознания. Все чаще и чаще смерть наступает в изолированной больничной палате. Смерть подавляется социально, но в результате страх индивидуумов перед смертью растет все больше и больше. Большинство людей сегодня встречается со своей смертью, никогда не видя до этого, как умирают другие люди!

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Следом приходит желание тихо устранить тех, кого больше нельзя рассматривать как члена социального мира. Голландия, с ее законом об эвтаназии, не получила международного порицания, в действительности ее врачи-убийцы считают себя авангардистами. Иногда такие убийства не могут свершиться достаточно быстро. Определение смерти как «смерть мозга» позволяет объявлять мертвыми дышащие существа и устранить, таким образом, процесс умирания, чтобы использовать умирающего в качестве склада запасных деталей для живых. Смерть больше не наступает в конце процесса умирания - а, согласно решению Гарвардской комиссии - она наступает в начале этого процесса.

Еврейско-христианский обычай похорон быстро заменяется - и не на чисто индусский ритуал, а на крематорий, т.е. на уничтожение трупа посредством помещения в устройства с высокой температурой, процедура, в которой исключается участие публики. Все больше и больше людей полагает, что они делают своим детям добро, позволяя похоронить себя анонимно «под зеленой травой», чтобы уменьшить расходы на похороны и исключить последующий уход за могилой. Одна из старейших отличительных черт гомо сапиенс - ритуал похорон умерших - исчезает.