0

Культурная Революция 40-х годов

В этот месяц 40 лет назад началась Культурная революция Мао, и все же, несмотря на уже 20-и летнюю экономическую либерализацию, ее ущерб остается запретной темой. Сегодняшнее правительство не осмеливается мужественно встретиться лицом к лицу со своим собственным опытом прошлого и моральной ответственностью. Так, спустя три десятилетия после окончания Культурной революции, так и не начался национальный самоанализ, который так необходим Китаю.

Конечно же Коммунистическая партия сочла Культурную революцию «катастрофой», что было обусловлено доминирующим общественным мнением. Но правительство Китая позволяет обсуждать Культурную революцию только в рамках этой официальной структуры, подавляя какие-либо неофициальные суждения. Распространенный официальный вердикт, а так же использование Линь Бяо (вице-президента Мао Цзэдуна и предполагаемого наследника, который против него и восстал) и «Банды Четырех» в качестве козлов отпущения, затеняют преступления Мао и Партии, так же как и значительные недостатки в системе.

Таким образом ключевые фигуры Культурной революции, те из-за кого произошло так много бессмысленного насилия, либо затаились в тишине, либо предпринимают попытки лживой самообороны. Большинство жертв также используют различные оправдания, чтобы не копаться в своих воспоминаниях. И те, кто преследовал, и те, кого преследовали, желают говорить только о том, что они являлись жертвами.

Например, фанатичное движение Красных Охранников охватило практически всю молодежь подходящего возраста. И все же, все они, кроме нескольких старых Красных Охранников, хранят молчание, говоря, что «это не стоит вспоминать». В первые дни Культурной революции, основанное в Пекине Союзническое Движение, состоявшее из детей руководящих кадров партии, совершало ужасающие насильственные действия под лозунгом: «Если отец - герой, то сын - хороший человек; если отец - реакционер, то сын - яйцо черепахи».