Pedro Molina

Жестокость случая

МОСКВА. В России почти за каждым событием скрывается вопрос: «Кто виноват?» Касательно трагедии, унёсшей жизни польского президента Леха Качинского и 95 других польских высших руководителей, мы можем ответить на данный вопрос вполне определённо, по крайней мере, в одном отношении: история виновата.

Данное происшествие настолько ужасно, что это похоже на плохую шутку, или на коварный план КГБ, или на некий сумасшедший заговор в духе фильмов о Джеймсе Бонде, или на сочетание всех трёх вариантов. Однако авиакатастрофа, приведшая к трауру во всей Польше, не является ничем из этого. Данная трагедия, не имеющая никакого логического объяснения, подтверждает лишь одно – жестокость случая.

Что если бы безопасному приземлению в аэропорту Смоленска не препятствовал туман? Что если бы самолёт был не 20-летним ТУ-154 российского производства, а новейшей и более безопасной моделью? Что если бы польский пилот подчинился российскому авиадиспетчеру, пытавшемуся перенаправить самолёт в Москву или в Минск?

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/ON8FYD8/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.