0

Преступления Ратко Младича

НЬЮ-ЙОРК. Ратко Младича легко ненавидеть. В лучшее для него время он не только говорил и вел себя, как головорез, но также и выглядел как таковой – с шеей как у быка, с блеклыми глазами, рычащий психопат, который с удовольствием вырвал бы вам ногти только ради развлечения. Помимо многих других зверств, “боснийский мясник” был ответственен за убийство около 8 000 невооруженных боснийских мусульман, мужчин и мальчиков, в лесах вокруг Сребреницы летом 1995 года.

Поэтому большинству из нас принесет чувство некоего удовлетворения тот факт, что он, наконец, был арестован в сербской деревне Лазарево. Сербия добилась уважения, арестовав Младича, что должно ускорить ее вступление в Евросоюз. Бывшие жертвы вооруженных сил боснийских сербов Младича почувствуют, что, наконец, существует некая справедливость.

Однако предстоящий суд над Ратко Младичем поднимает некоторые неудобные вопросы. В первую очередь, почему его нельзя осудить в Белграде, вместо Гааги? И мудро ли будет обвинять его в геноциде, а также в преступлениях против человечности и в военных преступлениях?

Оба вопроса указывают то, насколько сильно мы находимся под влиянием Нюрнбергского процесса, где нацистские лидеры допрашивались международной коллегией судей. Считалось, возможно, правильно, что немцы не смогут привлечь к судебной ответственности своих бывших лидеров. А нацистские преступления были преднамеренными и такими ужасающими по масштабу, что нужно было создать новые законы – “преступления против человечности” – чтобы привлечь к ответственности тех, кто формально был ответственен за них. Государства также должны отчитываться за свои деяния – поэтому в 1948 году появилась Конвенция по предотвращению и наказанию преступлений геноцида.