0

Копенгагенская Паника

КОПЕНГАГЕН - Ощущение паники охватывает многих активных участников кампании за решительное сокращение глобального выброса углерода. Становится очевидным, что на широко разрекламированном саммите, который должен пройти в Копенгагене в этом декабре, не будет подписано ограничительное международное соглашение, которое приведет к существенным изменениям в ситуации с глобальным потеплением.

После высокой риторики и больших обещаний, политические деятели взялись за взаимные обвинения. Развивающиеся страны обвиняют богатые в отсутствии прогресса. Многие винят Соединенные Штаты, которые не примут законодательство по ограничению и торговли квотами на выбросы до саммита в Копенгагене. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций говорит, что «президенту Обаме может быть сложно получить масштабные полномочия» для заключения соглашения в Копенгагене. Другие обвиняют развивающиеся страны - особенно Бразилию, Китай и Индию - в нежелании присоединиться к обязательному сокращению выбросов углерода. Куда бы вы не глянули, везде кто-то обвиняется в очевидном вырисовывающемся провале Копенгагенского саммита.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Тем не менее, уже намного раньше было очевидно, что существует гораздо более фундаментальная проблема: спешные обещания по сокращению выбросов углерода - не работают. Семнадцать лет назад, промышленно развитые страны с большой помпой дали в Рио-де-Жанейро обещание сократить эмиссию к 2000 году до уровня 1990 года. Эмиссия превысила эту цель на 12%. В Киото лидеры стран договорились о сокращении выбросов к 2010 году на 5,2% ниже уровней выбросов 1990 года. Вероятность того, что эта цель не будет достигнута, крайне велика, учитывая, что эмиссия уже превышает цель примерно на 25%.

План заключался в том, чтобы собрать мировых лидеров в Копенгагене и вновь дать обещание сократить выбросы углерода, при этом взяв курс на достижение еще более амбициозных целей. Однако уже очевидно, что даже борьба на последней минуте, направленная на спасение определенной формы соглашения, фактически никак не поможет планете. Имея такие плохие итоги работы, нам необходима переоценка ценностей и открытость к другим подходам.

Реалистичный «План Б» не означает организацию второй встречи сразу же после копенгагенской, как некоторые этого предлагают. Он означает переосмысление нашей стратегии. В этом году Центр «Копенгагенский консенсус» поручил главным климатическим экономистам подготовить исследование, определяющее осуществимые способы ответа на глобальное потепление. Их исследование было нацелено на то, чтобы понять, как мы можем помочь планете, устанавливая различные налоги на выбросы углерода, сажая больше деревьев, сокращая использование метана и эмиссию черной сажи, а также приспосабливаясь к глобальному потеплению или сосредотачиваясь на технологическом решении проблемы изменения климата.

Центр созвал опытную группу из пяти ведущих мировых экономистов, включая трех лауреатов нобелевской премии, для рассмотрения всех возможных новых исследований и определения самых хороших и самых плохих из них.

Группа установила, что высокие глобальные налоги на выбросы углерода были бы худшим выбором. Этот вывод был основан на инновационной научно-исследовательской разработке, которая показала, что даже очень эффективный глобальный налог на CO2, нацеленный на выполнение амбициозной цели по сохранению роста температуры ниже 2oC к 2100 году, уменьшит годовой глобальный ВВП приблизительно на 12,9% или 40 триллионов долларов. Общая стоимость затрат была бы в 50 раз больше, чем вред климату, на борьбу с которым и был направлен налог. А если политики выберут менее эффективную и менее скоординированную политику ограничения промышленных выбросов с помощью квот, то затраты могут быть в 10 - 100 раз больше.

Вместо этого группа рекомендовала сосредоточить использование инвестиций на исследование климата в качестве краткосрочного ответа, и на создание безуглеродной энергии в качестве долгосрочного ответа.

Некоторые из предложенных технологий по проектированию климата - в частности, технология морского обеления облаков – могли бы являться дешевой, быстродействующей и эффективной альтернативой. (Лодки распыляли бы капли морской воды в облака над океаном, чтобы те отражали больше солнечного света обратно в космос, тем самым уменьшая нагревание Земли). Поразительно, но исследование установило, что в общей сложности приблизительно 9 миллиардов долларов, потраченных на осуществление технологии морского обеления облаков, могли бы компенсировать эффект от глобального потепления за все это столетие. Даже если все будут настороженно относиться к этой технологии – как это делают многие из нас – необходимо стремиться к тому, чтобы как можно скорее идентифицировать ее ограничения и риски.

Похоже на то, что проектирование климата может помочь нам выиграть определенное время; это будет как раз то время, которое нам необходимо для надежного и гладкого перехода от зависимости от ископаемого топлива. Исследование показывает, что источники энергии неископаемого топлива позволят нам (основываясь на их сегодняшней доступности) менее чем наполовину стабилизировать эмиссию углерода к 2050 году, и лишь на малую долю добиться стабилизации к 2100 году.

Если политики изменят курс и согласятся в этом декабре инвестировать гораздо больше средств в научные исследования, то у нас появится гораздо больший шанс на получение этой технологии на том уровне, на котором она должна быть. А поскольку это было бы дешевле и проще, чем сокращение выбросов углерода, у нас будет гораздо больший шанс на заключение настоящего, широкомасштабного – и, таким образом, успешного - международного соглашения.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Средства, которые планируется использовать на сокращение выбросов углерода, могли бы пойти на финансирование научных исследований, и определение стоимости использования эффективных и осуществимых технологических альтернатив. Ежегодное вложение порядка 100 миллиардов долларов означало бы, что мы фактически можем разрешить проблему изменения климата к концу этого столетия.

В то время поиск виновного не решит проблему глобального потепления, нарастающая паника могла бы привести к положительному результату, если она будет означать пересмотр нами текущего подхода. Если мы хотим реальных действий, нам необходимо выбирать более продуманные решения, которые будут меньше стоить и приносить больше пользы. Это был бы тот результат, за который каждый политический деятель был бы счастлив взять на себя ответственность.