0

Последствия корейского экстремизма

СЕУЛ. И снова корейский полуостров переживает один из своих периодических приступов экстремизма: на этот раз он связан с самоубийством 22 мая бывшего президента Но Му Хена, а также со вторым испытанием Северной Кореей ядерного оружия. Самоубийство Но Му Хена – трагедия для его семьи и для всей нации, а ядерный взрыв, санкционированный северокорейским лидером Ким Чен Иром, – это нечто вроде приступа гнева, который, однако, может иметь печальные последствия для обеих Корей и для всего мира.

Северокорейская бомба массой около четырех килотонн и близко не сравнима с мощностью атомных бомб в 15-21 килотонн, сброшенных Америкой на Японию 64 года назад. Вообще-то, эта тщеславная попытка Ким Чен Ира напоминает корейцам мать лягушку из известной басни Эзопа , которая раздувалась, чтобы быть похожей на быка.

Однако нельзя сказать, что воинственность Северной Кореи, бросающей вызов всему миру, - полное безумие. Скорее, это побочный продукт острого страха режима, который боится своего падения.

Как корейца, меня всегда ставит в тупик корейский экстремизм. Где еще в мире можно найти более изолированную, регламентированную и военизированную династическую мутацию коммунистической тоталитарной системы, чем в Северной Корее? Где еще на Земле можно встретить такого нищего, как Ким Чен Ир, вооруженного ядерным оружием и стреляющего ракетами? Есть ли другая такая страна, в которой лишь отец и сын правят как полубоги последние 61 год?