0

Перемена климата в отношении изменения климата

Кажется, наконец-то до людей дошло: глобальное потепление представляет собой серьёзную угрозу нашей планете. На недавно прошедшем Всемирном экономическом форуме в Давосе лидеры стран мира впервые назвали изменение климата первым в списке глобальных проблем.

Европа и Япония показали свою приверженность борьбе с глобальным потеплением тем, что пошли на дополнительные затраты для себя и своих производителей, даже несмотря на то, что это ослабляет их конкурентоспособность. Самым большим камнем преткновения были до сих пор Соединенные Штаты. Администрация Клинтона призвала к решительным действиям еще в 1993-м, предложив, по сути, налог на выбросы углеродсодержащих газов, но альянс загрязнителей, возглавляемый концернами угольной, нефтяной и автомобильной промышленности, блокировал эту инициативу.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Для научного сообщества, конечно, доказательств того, что климат меняется, было за полтора десятка лет накоплено более чем достаточно. Я участвовал в подготовке второго выпуска анализа научных доказательств, проведенном Межправительственным советом по изменению климата, который, возможно, допустил единственную критическую ошибку: он недооценил скорость глобального потепления. Четвертый выпуск этого документа, только что увидевший свет, еще основательнее подтверждает вывод о том, что глобальное потепление является результатом увеличения концентрации «парниковых газов» в атмосфере.

Нарастающий темп потепления отражает влияние сложных нелинейных факторов и разнообразных «переломных пунктов», которые могут привести к ускорению процесса. Например, по мере таяния арктической ледниковой шапки отражение солнечного света земной поверхностью уменьшается. Явные и резкие изменения погоды – в том числе таяние ледников в Гренландии и вечной мерзлоты в Сибири – наконец убедили большинство лидеров деловых кругов, что время действовать наступило.

Не так давно, как может показаться, очнулся даже президент Буш. Но при более внимательном рассмотрении его действий и бездействий становится очевидно, что в основном он от��ликнулся на призыв спонсоров своей президентской кампании – нефтяных и газовых корпораций, – и что он в очередной раз поставил их интересы выше заинтересованности всего мира в сокращении выбросов. Если бы его действительно волновало глобальное потепление, как бы он мог санкционировать постройку ТЭС, работающих на угле, даже при том, что на этих электростанциях используются более эффективные технологии, чем в прошлом?

Что в первую очередь необходимо – так это рыночные стимулы для американцев, направленные на то, чтобы убедить их потреблять меньше энергии и шире применять при ее производстве способы, приводящие к меньшим выбросам «парниковых» газов. Но Буш не стал ни отменять крупные субсидии нефтяной промышленности (к счастью, демократический Конгресс может еще принять меры), ни создавать соответствующие стимулы для энергосбережения. Даже его призыв к энергонезависимости следует понимать как есть – новое обоснование для старых субсидий корпорациям.

Политика, влекущая за собой истощение ограниченных нефтяных запасов Америки – я называю ее «сначала истощим Америку» – приведет к еще большей зависимости от зарубежной нефти. США налагают пошлину в более чем 50 центов с галлона на бразильский этанол, произведенный из сахара, но поддерживают крупными субсидиями экономически невыгодный американский этанол из кукурузы – на производство одного галлона которого, с учетом затрат на удобрение, уборку, транспортировку, обработку, перегонку, идет больше галлона бензина.

Нежелание Америки, как крупнейшего загрязнителя мира, ответственного примерно за четверть глобальных выбросов углерода, делать что-то еще для их сокращения – можно понять, если не простить. Но утверждения Буша о том, что Америка не может себе позволить никаких мер по борьбе с глобальным потеплением, звучат неубедительно: выбросы других развитых промышленных стран с близким уровнем жизни составляют лишь малую долю того, что выбрасывают США в расчете на доллар ВВП.

В результате американские фирмы, имеющие доступ к дешевой энергии, получают большое преимущество в конкурентной борьбе перед фирмами в Европе и других частях света. Некоторые европейцы беспокоятся, что строгие меры по глобальному потеплению могут принести вред: энергоемкие отрасли могут просто переместить производство в США или другие страны, которые обращают мало внимания на выбросы. И в этой озабоченности есть более чем просто рациональное зерно.

Поразительный факт по поводу изменения климата заключается в том, что список стран, наиболее чувствительных к его воздействию, – главным образом бедные страны Юга, которые с трудом могут позволить себе борьбу с его последствиями, – практически не перекрывается со списком главных загрязнителей, таких, как США. На карту поставлен вопрос, который отчасти носит моральный характер, это проблема глобальной социальной справедливости.

Киотский протокол явился попыткой мирового сообщества начать бороться с глобальным потеплением справедливыми и эффективными средствами. Но большинство источников выбросов не подпало под его действие, и, если ничего не удастся сделать для осмысленного участия в его реализации США и развивающихся стран, он станет не более чем символическим жестом. Нужна новая «коалиция желающих», на этот раз, возможно, под руководством Европы – и теперь направленная против реальной угрозы.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Эта коалиция могла бы достичь согласия по определенным базовым стандартам: воздержаться от строительства ТЭС на угле, повысить эффективность автомобильного топлива и обеспечить целевую помощь развивающимся странам для повышения их энергоэффективности и сокращения выбросов. Члены коалиции могли бы также согласиться обеспечить более сильные стимулы собственным производителям, за счет более строгих ограничений на выбросы или более высоких налогов на загрязнение. Они могли бы затем согласиться облагать налогами товары из других стран, – в том числе из США, – произведенные с помощью технологий, без необходимости усиливающих глобальное потепление. Вопрос стоит не о защите отечественных производителей, а о защите нашей планеты.

Перемена климата в отношении изменения климата предоставляет политическим лидерам Европы и другим потенциальным членам этой «коалиции желающих» беспрецедентную возможность помочь делу не только словами. Время действовать настало.