12

О каком международном сообществе идет речь?

НЬЮ-ЙОРК – Всякий раз, когда происходит что-то плохое ‑ Иран приближается к обретению ядерного оружия, Северная Корея запускает очередную ракету, число смертей среди мирного населения в результате сирийской гражданской войны достигает новой мрачной вехи, спутники выявляют угрожающую скорость таяния полярных льдов ‑ некоторые чиновники или наблюдатели призывают мировое сообщество к действиям. Но есть одна проблема: не существует никакого «международного сообщества».

Одна из причин заключается в том, что «в мире» не существует какого-либо механизма, чтобы собрать всех вместе. Наиболее близкой к подобному механизму является Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, однако мало что можно ожидать от организации, которая приравнивает Соединенные Штаты или Китай, скажем, к Фиджи или Гвинее-Бисау.

Чтобы быть справедливым, надо отметить, что те, кто основал ООН после второй мировой войны, создали Совет Безопасности в качестве места, где крупные державы могли бы встретиться, чтобы определить судьбу мира. Однако даже он не работает так, как планировалось, отчасти потому, что мир 2013 года мало похож на тот, каким он был в 1945 году. Как еще иначе объяснить, почему Англия и Франция, но не Германия, Япония или Индия, являются постоянными членами Совета, обладающими правом вето?

Увы, не существует согласия в том, как обновить Совет Безопасности. Такие усилия, как «Большая двадцатка», можно только приветствовать, однако им не хватает полномочий и возможностей, в дополнение к тому, что они страдают от избыточного размера. Результатом является «дилемма многосторонности»: включение новых участников повышает легитимность организации ценой снижения ее полезности.