0

Шоры истории

Искаженное представление о настоящем – это худший способ подготовиться к проблемам в будущем. Описывать борьбу с международным терроризмом как ampquot;Четвертую мировую войну”, как сделал ведущий американский неоконсерватор Норман Подхорец в своей новой книге, ошибочно во многих отношениях.

Прежде всего, когда и где была Третья мировая война? Холодная война, именно потому что она никогда не стала ampquot;горячейampquot;, никогда не была эквивалентом Первой или Второй мировой войны. Конечно, ссылка на ampquot;мировую войнуampquot;, возможно, была предназначена для того, чтобы создать логику ampquot;насampquot; против ampquot;нихampquot;, но это не соответствует природе вызова, брошенного радикальным Исламом, учитывая сложность и многочисленные расхождения, существующие внутри мусульманского мира. Действительно, милитаризируя наше мышление, это делает нас неспособными найти правильные ответы, которые должны быть столь же политическими, как и нацеленными на безопасность.

Как всегда слова важны, потому что их легко можно превратить в оружие, которое оборачивается против тех, кто использует их неуместно. Неправильные аналогии уже привели Америку к бедствию в Ираке, который не имел ничего общего с Германией или Японией после Второй мировой войны – параллель, которую некоторые в администрации Буша использовали в споре о том, что можно заставить демократию пустить ростки в бывших диктаторских режимах с помощью оккупации.

Очевидно, что террористическая угроза является реальной и все еще продолжается, как подтвердил недавний сорванный заговор в Германии. Этот заговор, в который входил молодого немец, принявший Ислам, еще раз показал, что террористы могут угрожать нам как извне, так и изнутри. Нигилистические и разрушительные инстинкты, которые почерпнули некоторые молодые немцы поколения Баадер/Майнхоф из крайней левой идеологии в 1970-х годах, кажется, можно преобразовать в “романтизацию” аль-Каеды.