0

Анатомия Саркози

Большинство французов говорят, что хотят, чтобы министр финансов Николя Саркози сыграл важную роль в формировании будущего страны. Но ни один француз не желает этого больше, чем сам честолюбивый "Сарко". Так что в следующем месяце Саркози оставит должность министра финансов, чтобы принять бразды правления консервативной партии Франции (UMP), покидая неэффективное правительство Ширака и надеясь использовать партийную машину, чтобы через два года проложить себе дорогу в Елисейский дворец.

Но сильно ли Саркози отличается от Ширака? Действительно ли он постарается положить конец заблуждению Франции, верящей в свою экономическую "исключительность"?

Это чрезвычайно сложная задача: безработица во Франции держится на уровне 10% на протяжении последних 20 лет, более 20% молодых людей в возрасте до 25 лет - безработные, тогда как пять миллионов человек - почти четверть всего занятого населения - работают в государственном секторе. Зарплаты и пенсии этих fonctionnaires (государственных служащих) составляют около 40% национального бюджета.

Во "французскую исключительность" также входят обладающие огромным политическим влиянием привилегированные отрасли, такие как железные дороги и сельское хозяйство - сектора столь могущественные, что любая попытка реформ немедленно прекращается под давлением уличных демонстраций. Действительно, вместо того, чтобы отказаться от подобной тактики, простые французы и француженки часто превращают агрессивных активистов вроде Жозе Бове, разрушившего ресторан сети McDonald's, в героев. Сможет ли "Суперсарко" (прозвище, данное ему сатирической газетой " Canard Enchain é" ) изменить "la France des privileges"?