0

Комар укусил слона. Десять лет спустя.

КЕМБРИДЖ. Нападение Аль-Каиды на США десять лет назад стало сильнейшим шоком, как для американского, так и для международного общественного мнения. Какие уроки можно извлечь из этого десятилетие спустя?

Любой, кто летит самолётом или пытается зайти в офисное здание в Вашингтоне, получит напоминание о том, как сильно 11 сентября изменило американскую безопасность. Но, хотя опасения по поводу терроризма возросли, а ограничения на иммиграцию ужесточились, истерия первых дней после 11 сентября ослабла. Новые органы, такие как Министерство национальной безопасности, Управление директора Национальной разведки и усовершенствованный Противотеррористический центр, не изменили характера правления в Америке, и личные свободы большинства американцев не были затронуты. Больше никаких крупномасштабных нападений внутри США не было, и повседневная жизнь вполне восстановилась.

Но данное кажущееся возвращение к нормальной жизни не должно вводить нас в заблуждение по поводу долговременного значения 11 сентября. Как я пишу в своей книге «Будущее власти», одним из сильнейших изменений в структуре власти в наш век глобальной информации является усиление негосударственных субъектов. 11 сентября Аль-Каида убила больше американцев, чем погибло при нападении на Перл-Харбор в 1941 г., осуществлявшимся под руководством правительства Японии. Это можно назвать «приватизацией» войны.

Во время «холодной войны» США были даже ещё более уязвимыми (в технологическом плане) перед ядерным нападением СССР, но «взаимное гарантированное уничтожение» позволило предотвратить наихудший сценарий, поддерживая уровень уязвимости более или менее равномерным. СССР обладал огромной силой, но не мог с помощью своего арсенала получить власть над США.