Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

rodriguez2_Donald MiralleGetty Images_fishoceansun Donald Miralle/Getty Images

На пути к гармонии в глобальном биоразнообразии

САН-ХОСЕ – Правительства всего мира уже готовятся к 15-й Конференции сторон (КС-15) в рамках Конвенции о биологическом разнообразии (КБР) в Куньмине, Китай. Цель этой необычной встречи будет заключаться в разработке новой политической основы для защиты биоразнообразия, которая будет работать для всех государств-членов.

Хотя в 2010 году КБР приняла в Айти «Целевые показатели по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия», международное сообщество явно не смогло их достичь. В некоторых странах, где произрастают обширные тропические леса, траты на субсидии, приводящие к обезлесенью, доходят до превышения в 100 раз трат на его предотвращение, а с глобальной точки зрения ситуация может быть еще хуже.

Следующее десятилетие покажет, что мы больше не можем относиться к уничтожению природы как к «обычному бизнесу». Мы стремительно приближаемся к экологическим и климатическим критическим точкам, в которых могут возникать катастрофические петли обратной связи, грозящие сделать последствия изменения климата необратимыми. Крупный доклад Межправительственной научно-политической платформы по биоразнообразию и экосистемным услугам, опубликованный в начале этого года, показывает, что наша текущая деятельность может привести к вымиранию до одного миллиона видов в ближайшие несколько десятилетий.

Учитывая, что подобные потери биоразнообразия поставят под угрозу будущее самого человечества, времени для эффективного государственного и частного лидерства практически не осталось. При разработке основы для согласования международной политики и производственных практик мы должны сосредоточиться на десяти ключевых приоритетах, которые являются неотъемлемой частью любой структуры КБР.

Во-первых, мы должны положить конец мировой торговле дикими животными и исчезающими видами, сделав ее незаконной как в странах-поставщиках, так и в странах-получателях. В настоящее время международное сообщество ничего не делает по данному вопросу. Во-вторых, нам необходимо глобальное соглашение о том, как регулировать промысел в открытом море, учитывая, что отраслевые субсидии в настоящее время способствуют вылову рыбы в чрезмерно больших масштабах, которые нарушают ее устойчивое воспроизводство.

В-третьих, мы должны немедленно прекратить заготовку и сжигание первичных лесов, будь то тропические, бореальные леса или леса умеренного пояса, в промышленных масштабах. Разрешение подобных действий попросту бессмысленно. Промышленные лесозаготовки не приносят пользы ни правительствам, ни коренным общинам, которым должно быть разрешено обрабатывать собственные земли и вести вырубку в экологически устойчивой манере.

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Четвертый важный приоритет – запрет вырубки лесов независимо от места. Во многих странах вырубка лесов может быть проведена на законных основаниях, путем обычного запроса на изменение правил землепользования на соответствующем участке. Чтобы добиться мира с нулевым уровнем вырубки лесов, нам потребуется поддержка частных компаний и потребителей, которые готовы бороться за изменения.

В-пятых, необходимо, чтобы все правительства приняли налог на выбросы углерода, чтобы не допустить обрушения рынка. В настоящее время мы не только субсидируем ископаемые виды топлива – мы также не способны обеспечить достаточную компенсацию за те объемы углерода, которые высвобождаем из тропических лесов, систем агролесоводства, мангровых зарослей и водно-болотных угодий. В 2016 году цены на выбросы углерода на свободных рынках в среднем составляли 3 доллара за тонну эквивалента CO2, но если мы хотим достичь целевых показателей сокращения выбросов в соответствии с Парижским соглашением 2015 года, их глобальная цена должна составлять порядка 40 долларов за тонну.

Внедрение налога на выбросы углерода может являться сложной задачей с политической точки зрения, однако это имеет совершенно очевидный экономический смысл. Коста-Рика ввела налог на выбросы углерода в 1997 году, и в настоящее время он приносит ей 32 миллиона долларов в год. Эти средства затем используются для оказания экологических услуг коренным общинам, фермерам и другим людям, которые сажают деревья для увеличения биомассы на плодородных ландшафтах.

В-шестых, нам необходимо принять новые финансовые цели для направления усилий международного сообщества в области биоразнообразия. В настоящее время мы инвестируем в сохранение природных ресурсов всего лишь 0,08% мирового ВВП. Если мы сможем взять на себя обязательства мобилизовать 1% мирового ВВП в рамках новой платформы, у нас будут ресурсы для достижения всех других поставленных целей. И хотя программы консервации являются внутренним вопросом национальных правительств, цель должна быть сформулирована как многосторонний ориентир, поскольку потеря биоразнообразия является общей проблемой.

В-седьмых, мы должны остановить и, если это возможно, обратить вспять события PADDD (деградации, сокращения размеров и ликвидации охраняемых зон). В Соединенных Штатах и других местах движения за дерегулирование охраняемых земель или полное лишение их статуса охраняемых хорошо финансируются и набирают обороты. Очевидно, что подобные усилия представляют прямую угрозу для любых усилий по консервации.

В-восьмых, мы должны стремиться к поэтапному отказу от одноразовых пластиковых изделий до конца следующего десятилетия, поскольку накопление небиоразлагаемого пластика препятствует многим другим усилиям по консервации. В-девятых, нам необходимо начать думать о том, каким образом мы могли бы обложить налогами загрязнения всех видов. Существует слишком большое количество ситуаций, в которых загрязнение окружающей среды является попросту бесплатным. Отсутствие каких-либо издержек лишь усугубляет развитие этих проблем.

Наконец, правительствам необходимо срочно принять «зеленые» национальные системы учета. Эффективное формирование политики требует наличия качественных данных. Тот факт, что нынешняя экономическая система не в состоянии учитывать потери биоразнообразия, загрязнение вод и выбросы парниковых газов, является частью проблемы, а не ее решением.

При разработке новой глобальной основы для биоразнообразия мы должны учитывать уроки переговоров рамочной конвенции Организации Объединенных Наций по изменению климата. Парижское соглашение стало возможным, когда страны осознали, что в их собственных интересах взять на себя обязательства по сокращению своих выбросов. Это понимание до сих пор не закрепилось среди сторон КБР. И у нас еще есть время до встречи в Куньмине, чтобы изменить это.

https://prosyn.org/LNZzPIEru;