16

Десять последствий президентства Трампа

ЛОНДОН – Всем нам, кто ошибался относительно президентских выборов в Соединенных Штатах, стоит подавить эмоциональные реакции, по крайней мере, на месяц или два, и попытаться беспристрастно разобраться в том, что для мира может означать администрация Дональда Трампа. Итак, вот десять вероятных последствий президентства Трампа, разделенных поровну между хорошими и плохими.

Хорошие новости начинаются с роста в США, который почти наверняка ускорится значительно выше 2,2%, среднего годового показателя во время второго президентского срока Барака Обамы. Это благодаря тому, что неприязнь Республиканцев к государственным расходам и долгу применима лишь когда Демократ, как Обама, занимает Белый дом. С президентом-республиканцем, партии всегда удавалось увеличить государственные расходы и ослабить лимиты долга, как это было при президентах Рональде Рейгане и Джордже Буше. Таким образом, Трамп сможет реализовать Кейнсианский финансовый стимул, который часто предлагал Обама, но не смог осуществить.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Полученные в результате дефициты могут быть описаны как “экономики предложения”, а не Кейнсианский стимул, но эффект будет тот же: рост и инфляция также возрастут. Так как экономика США работает в пределах полной занятости, дополнительный рост толкнет инфляцию вверх, но плохие новости могут подождать до 2018 года и последующего периода.

Во-вторых, разумные налоговые реформы, такие как амнистия для многонациональных компаний, что репатриируют иностранную прибыль, наконец, станет законом. Республиканская гегемония легко примет соглашение о снижении налогов, финансируемое в основном за счет увеличения государственных заимствований, чем отстаивание особого интереса лоббистов, сопротивляющихся ликвидации льгот и лазеек. Эти налоговые реформы создадут еще больший дефицит бюджета, который, в свою очередь, стимулирует больший рост и инфляцию.

Третий импульс экономического роста будет исходить от дерегулирования. В то время как в средствах массовой информации может доминировать борьба за энергетические и экологические законы, наибольший экономический эффект будет исходить от изменения банковского регулирования. Поскольку банкам рекомендуется ослабить стандарты кредитования, особенно для домашних хозяйств со средним уровнем дохода, подъем в жилищном строительстве и финансирование долга потребления должны добавить дополнительный импульс росту. Чрезмерное дерегулирование могло бы вызвать повторение финансового кр��зиса 2007 года, но это, также риск для 2018 года и последующих лет.

В-четвертых, Трамп может быть хорош для геополитической стабильности, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Предпочтение Трампа транзакционной реальной политикиrealpolitik либеральному интервенционизму Обамы должно стабилизировать отношения с Россией и Китаем, поскольку мир разделен на сферы влияния. Трамп мог бы дать России больше свободы в Украине и Сирии в обмен на сдержанность в Центральной Европе и странах Балтии. Неизбежное господство Китая в Азии может быть принято, при условии, что он не допустит прямой войны с Японией, Тайванем и другими странами, чья безопасность, теоретически, гарантирована договорами с Соединенными Штатами. Ближний Восток обязан оставаться очагом геополитических волнений; но, даже здесь, предпочтение Трампом местных лидеров “продвижению демократии” могло бы восстановить уровень стабильности (за счет прав человека).

И, наконец, избрание Трампа могло бы заставить Американцев признать недостатки в своей собственной демократии, даже если они откажутся от глобального “продвижения демократии”. Тот факт, что Трамп проиграл более двух миллионов голосов избирателей, может вновь активизировать усилия по реформированию Выборщиков – усилия, которые уже привели к соответствующему законодательству в штатах, представляющих 61% требуемых голосов. И внушительная оппозиция Трампа в определяющих штатах, таких как Калифорния и Нью-Йорк могла бы воодушевить своих избирателей избирать законодательные органы, чтобы противодействовать федеральному консерватизму с прогрессивными государственными законами по различным вопросам, от качества воздуха и здравоохранения до абортов, лечения иммигрантов и контроля над оружием.

Теперь о плохих новостях. Впервые с 1930-х годов, у США есть президент, который рассматривает торговлю как игру с нулевой суммой. Громкие заявления протекционистской кампании Трампа, возможно, не надо было воспринимать буквально, но, если ему не удастся обеспечить ни одно торговое ограничение, как им было обещано, республиканцы испытают обратную реакцию со стороны тех, кто в настоящее время является их основными избирателями, избирателями отраслей и регионов, переживающих спад.

Таким образом, глобальное лидерство США, должно постепенно отойти от свободной торговли, глобализации и открытых рынков. Никто не может предсказать все последствия крупнейшей смены режима в глобальном экономическом управлении начиная с 1980 года; но они, безусловно, будут негативными для стран с развивающейся экономикой и транснациональных компаний, чьи развивающие модели и бизнес-стратегии предполагали свободную торговлю и открытые потоки капитала.

Вторая, более непосредственная, угроза исходит от принятия значительного сокращения налогов и увеличения государственных расходов в экономике, которая уже приближается к полной занятости, что предполагает ускорение инфляции, более высокие процентные ставки, или, возможно, сочетание их двух. Учитывая вероятность дополнительного торгового протекционизма и мер по устранению рабочих-иммигрантов, рост инфляции и долгосрочных процентных ставок может быть весьма значительным. Влияние на финансовые рынки будет разрушительным, независимо от того, если ФРС агрессивно ужесточит денежно-кредитную политику по предотвращению роста цен или позволит экономике “активно работать” в течение года или двух, позволив ускорится инфляции.

С экономикой США растущей быстрее, чем ожидалось, и ростом долгосрочных процентных ставок, чрезмерное укрепление доллара является третьим основным риском. Несмотря на то, что доллар уже переоценен, он может перейти к самоусиливающемуся резкому росту, как это было в начале 1980-х и конце 1990-х годов, что в результате привело к долларовым долгам, накопленных правительствами и компаниями развивающихся рынков, соблазненными практически нулевыми процентными ставками.

Fake news or real views Learn More

В-четвертых, сочетание выжатого доллара и протекционизма означает большие неприятности для развивающихся стран, за исключением некоторых стран с относительно закрытой экономикой, таких как Бразилия, Россия и Индия, чьи стратегии в области развития в меньшей степени зависят от свободной торговли и внешнего финансирования.

И, наконец, самым опасным последствием победы Трампа может быть ее “эффект домино” на Европу. Подобно тому, как Британский референдум подтвердил зловещее предсказание победы Трампа, Трамп выглядит как главный показатель популистских потрясений в Европе, который мог бы спровоцировать еще один кризис евро и поставить под угрозу распад Европейского Союза. Следующие победы над истеблишментом, согласно опросам, будут на конституционном референдуме в Италии и президентских выборах в Австрии. Глобалисты могут только надеяться, что опросы общественного мнения снова окажутся неправильными – но в противоположном направлении.