An Execution, Place de la Revolution Christophel Fine Art/UIG via Getty Images

Повесть о двух реальностях

МАДРИД – Первые строчки «Повести о двух городах» Чарльза Диккенса до сих пор сохраняют универсальное значение. «Это было лучшее из всех времен, это было худшее из всех времен, – писал Диккенс, – это был век мудрости, это был век глупости,… это была весна надежд, это была зима отчаяния».

Действие классического романа Диккенса происходит в Лондоне и Париже во времена Французской революции; в нём осуждаются как социальная несправедливость деспотичного «старого режима», так и перегибы французских революционеров. Когда спустя почти два столетия после Французской революции бывшего китайского премьера Чжоу Эньлая попросили оценить это событие, он, как утверждают, ответил: «слишком рано об этом говорить». Эта острота (впрочем, возможно, она стала результатом недопонимания) великолепно улавливает двойственное отношение Диккенса к периоду, о котором он писал.

Идеалы Просвещения, вдохновившие французов восстать против Луи XVI, привели и к Американской революции. Обе революции происходили на фоне другой тектонической перемены – на заре индустриализации. Сочетание более либеральных политических режимов с преображающим мир научным прогрессом знаменовало собой начало периода наивысшего процветания в истории человечества.

Покойный британский экономист Ангус Мэдисон однажды рассчитал, что в период с 1 года нашей эры по 1820 год подушевой ВВП мира даже не удвоился, а в период с 1820 по 2008 годы он вырос более чем в 10 раз. Этот поразительный рост сопровождался столь же экстраординарным улучшением широкого спектра социально-экономических показателей. Например, всего лишь за два столетия продолжительность жизни в мире выросла с 31 года до почти 73 лет.

Два столетия назад научное и медицинское сообщества отвергало микробную теорию болезней; было принято считать, что запах мяса вызывает ожирение. Сегодня такие представления кажутся гротескными, благодаря быстрому прогрессу наших научных знаний. Сейчас мы можем не только прочесть геном человека, но и учимся редактировать и переписывать его.

По мнению психолога, профессора Гарвардского университета Стивена Пинкера, все эти достижения являются свидетельством того, что «идеи Просвещения действительно работают». Пинкер доказывает, что за последние несколько столетий был достигнут ещё и серьёзный моральный прогресс, который большинство макроэкономических показателей не могут отразить. Например, он указывает на расширение (как географическое, так и содержательное) норм защиты индивидуальных и коллективных прав, а также на общее снижение насилия.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Размах достижений Просвещения обычно не вполне адекватно оценивается, поскольку нам свойственно помнить и считать нормой катастрофы, а не повседневные улучшения. Но хотя такая склонность и вредна для процесса принятия решений, столь же вредна и излишняя самоуспокоенность. Дело в том, что есть масса причин (многие из них являются побочным эффектом Просвещения), из которых люди чувствуют неуверенность в будущем.

В своей книге 2013 года «Великий побег» лауреат Нобелевской премии по экономике Ангус Дитон показывает, как успехи в борьбе с голодом, нуждой и преждевременной смертностью на планете за последние 250 лет одновременно привели к тому, что многие социальные группы остались позади. Неравенство на глобальном уровне в последнее время снизилось благодаря экономическому подъёму таких стран, как Китай, однако, по данным множества исследований, неравенство внутри стран возросло. Например, в США многие сегменты населения не имеют доступа к адекватной медицинской помощи, и даже сама демократия выглядит подверженной эрозии.

Сейчас принято связывать возникновение популистских движений по всему миру, в том числе избрание президентом США Дональда Трампа, с людьми, которым не достались выгоды глобализации. Но многие из решений Трампа (и не в последнюю очередь, снижение налогов на богатых) призваны закрепить привилегии экономической элиты. Трамп мало что сделал, чтобы успокоить страхи тех, кто ощущает себя оставленными позади, но он пытается применять классические приёмы отвлечения внимания, чтобы скрыть этот факт. Именно поэтому он называет Китай причиной экономических бед Америки.

Результаты политики Трампа под лозунгом «Америка прежде всего» и разжигание им страхов перед всем иностранным подрывают глобальное сотрудничество. На волне роста нативистских и ксенофобских страхов произошло возвращение национализма, одного из потенциально губительных наследий социальных революций конца XVIII в.

Научное и технологическое наследие Просвещения тоже оказалось не исключительно позитивным. Теории Альберта Эйнштейна и открытие процесса ядерного расщепления в 1938 году показали путь к использованию атомной энергии, но они же привели к бомбардировке Хиросимы и Нагасаки и катастрофам в Чернобыле и Фукусиме. Из-за технологического прогресса критическая важная национальная инфраструктура оказалась потенциально уязвима для кибератак. А как показал кризис 2008 года, финансовый инжиниринг тоже несёт с собой множество рисков.

Всем этим опасностям сопутствует, возможно, величайшая угроза, с которой когда-либо сталкивалось человечество: изменение климата. Особенность этой угрозы в том, что она не проявляется в виде какого-то единичного, внезапного шока. Это накапливающийся феномен, которому мы, возможно, ещё способны противостоять. Технический прогресс довёл нас до этого затруднительного положения, и он же может нас из него вывести. Действительно, технологические инновации, а также международные усилия, направленные на принятие Монреальского протокола 1987 года, помогли миру оставить процесс уничтожения озонового слоя.

Научный рационализм, к счастью, способен создавать инструменты для устранения его же собственных издержек. Но, к сожалению, качество политического руководства сегодня означает, что эти инструменты могут оказаться не востребованы. Мир отчаянно нуждается в лидерах, которые готовы максимизировать выгоды, приносимые наукой и технологиями, с помощью коллективного управления и международного сотрудничества. Без таких лидеров период, который по количественным показателям является самым лучшим в истории, может вполне превратиться в самый худший.

http://prosyn.org/5YKCUcx/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.